У Старого Семёна

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » У Старого Семёна » Лирика » Поэзия от Сергея С. Питер


Поэзия от Сергея С. Питер

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Сори! Заранее объясняю с извинениями, что это тема – подборка поэтических произведений разных авторов, зачастую неизвестных, от Сергея С. Питера. Тема типо закрытая. Надеюсь порадовать читателей чиста своим вкусом.

Таксист пассажирку подвозит,
Проезд оплатить ей пора.
Но денег она не находит,
А время – четыре утра.
Натурой платить предлагает,
Домой подниматься ей лень.
Таксист возмущенно вздыхает:
«Восьмая натура за день!
Да, что вы, с ума посходили!»
— Расстроено он говорит.
«Деньгами бы лучше платили!
Весь план у меня погорит!»
Выходит, прохожего ловит,
Ему объясняет расклад.
А тот об оплате не спорит,
Мужик приключению рад!
За триста рублей сговорились,
На ощупь в машину ползет.
Минуты томительно длились,
И вдруг участковый идет!
По окнам фонариком водит,
И видит в салоне «борьбу»!
«Что здесь, гражданин, происходит?!»
«Супругу законно ебу!»
«А я думал – блядь ! " и фонарик,
расслабившись, мент опустил.
«Я тоже так думал, начальник,
пока ты нам свет не включил…

+++++++++++++++++++++++

Однажды шёл домой, шатаясь.
Был пьяный я и сильно злой.
Под деревом пройти пытаясь,
Я больно стукнулся башкой.

И ветку, что росла так низко,
Решенье принял - отпилить.
Поскольку дом был уже близко,
Пилу пошёл я раздобыть.

Домой придя, в шкафу порывшись,
Жену спросил я: <Где пила?
Она ж, глазами округлившись:
Ей-богу, Коля, не пила!

Умом всех женщин Бог обидел.
Быть может, дело всё в ......?
Хоть я ответ уже предвидел,
Спросил я снова: <Пила где?

И сделав морду удивлённой,
Она в ответ: <Что за дела?
С чего ты взял-то это, милый?
Нигде я, Коля, не пила!

Склонивши голову чуть влево,
И правый свой, прищурив глаз,
Я ей сказал: <Ты о...ела?
Сейчас спрошу в последний раз!

Ну, у соседа! - она блеет,
Сама же смотрит в потолок.
Как странно, ведь сосед имеет
Свою пилу и молоток.

Зачем дала? - спросил я строго.
И от ответа очумел.
- Да, не давала я, ей-богу!
Тогда, я чуть не протрезвел.

- Да как же, ссука не давала?
Во мне вновь злоба ожила,
- Ведь ты сама сейчас сказала,
Что у соседа, бля, пила!

И тут она, уже заплакав,
Мне невпопад ответ дала:
Коль, знала б, что такой болтун он,
То никогда бы не дала!

Вот и пойми ты этих женщин!
У них все мозги набекрень.
Ну, а пилу, хоть и нашёл я,
Пилить мне было уже лень
++++++++++++++++++++

2

В нашей школе все мальчишки
Каждый день дрочат хуишки.
Очень славные ребята!
Пионеры , октябрята,
С ними дрочит комсомол.
В туалете слышен стон-
Пацаны в углах кончают.
Сперму щедро разливают.
Стены липкие и пол.
Это кончил комсомол!
Вдруг звонок-
Пора по классам!
Онанистам , пидарасам...
Всем облом!
Пора учиться!
Не на хуй  - за стол садиться.
Распихались все по партам.
Достают журналы , карты.
Кто  колеса  , чтоб забыться.
В общем , все хотят учиться.
Девки тоже не отстанут ,
Достают по Мопассану ,
И с тоской в душе читают ,
Как во Франции кончают.
В общем все идет обычно ,
Все ведут себя прилично.
Так бы кончился урок ,
Если б  случай не помог :
Мел упал, училка  раком  ,
Обнажив при этом сраку.
Тут не выдержал Андрей
/ Самый злостный лиходей /.
Он в ширинке член находит
И рукою быстро водит.
И по роже видно ясно ,
Что мешать ему опасно.
Все бы были пустяки ,
Но тут девки засекли ,
Что Андрей вот - вот кончает.
Ну а бабы, каждый знает!
Только хуй где углядит
И на нем уже сидит.
Ну а тут такое дело!
Дрочат хуй , да так умело!
Тут уже не до урока.
Да еще училки жопа?
Мел крошится, зад мелькает...
Тут уж всякий понимает ,
Что училка неспроста
Мел роняла раз полста.
Из  за парты встал Данила
И достал свое хуило.
Надо , братцы , вам сказать ,
Что хуило был   на пять !
Шел к доске Данила шагом ,
С хуем , поднятым как флагом.
Про училку что сказать?!
Вновь нагнулась мел искать.
И Данила прямо с шагу
Хуй втыкает ей как шпагу.
А училка стонет , блядь -
Вам за четверть ставлю ПЯТЬ!
Тут ребята осмелели ,
И к училке подлетели.
Кто ей за щеку пихает ,
Кто ей на спину кончает?
В общем всех тревожит нас
Успеваемость за класс.
Ей вставляют трое сразу
И ебут как по заказу.
Но училка ? то с разбором.
Наплевать что дрючат хором.
Кому ПЯТЬ , кому ЧЕТЫРЕ?
У самой уж жопа в мыле ,
Но так просто не сдается
Все ебется и ебется.
Видят девки - плохо дело!
Уж пизда у всех вспотела ,
Но не чувствуется в ней
Ни оценок , ни парней.
Зарычали тут девицы ,
Как рассерженные львицы.
Стали на ребят бросаться
Пососать или ебаться.
Пацаны , кто сдал   зачет ,
Смело двинулись вперед.
Девок трахают на партах ,
На журналах и на картах ,
Ерзая короткой стрижкой
По франзузким всяким книжкам.
Даже тихая Лариса
/ Та , что дочка директрисы /
Бюст вождя в шкафу берет ,
Между ног себе сует.
Ленин был большой и лысый
Это нравится Ларисе?
Дым столбом , весь класс ебется.
Сперма , словно речка льется
Стоны там и стоны тут
Ты ебешь , тебя ебут
Это блядство долго длилось ,
Но училка торопилась ,
Чтоб   зачет  у всех принять
Успеваемость поднять.
Получив оценок впрок ,
Уложились все в урок.
Да а , ребята! Что там было!
Так училка нас  учила  ,
Что на следующий день
Класс ушел на  бюллетень .
Может все бы обошлось ,
Объясняться б  не пришлось ,
Да училка проболталась ,
Что с ребятами ебалась.
Ей за это педагоги
Выговор влепили строгий.
Что одна весь класс ебла ,
А коллег не позвала.
И с тех пор наш класс балдеет ,
Сил в учебе не жалеет.
Педагоги не , стесняясь ,
Всех ебут , не разбираясь.
Мы ебли и нас ебли
Достижения росли.
И в журнале   Пионер
Нас поставили в пример!
Что тут братцы началось!
Словно небо взорвалось.
Понаслали делегаций,
Уши глохнут от оваций.
Им  тупым м невдомек ,
Что решает здесь хуек!
Хуй с пиздой основа мира ,
Хоть дворца , а хоть сортира.
Будь красавец , иль Кащей
Такова вот суть вещей!
Быстро месяцы летели ,
Наши девки  залетели .
Школу кончили экстазом ,
А потом рожали разом.
Хорошо учиться в школе.
Это было все на воле.
А что в армии творится
На другой рассказ сгодится!

Автор – директор  шахматного клуба на Петроградской стороне
Андрей Юрьевич Егоров  1986 г.

*****************************

В чемпионате Поднебесной
Два шахматиста Е и Бу
В последнем туре
В битве честной
Решили испытать судьбу
Кто победит -тому досталось
Из миллиарда лучшим стать
Но выиграть не получалось
И не хотелось проиграть
Случилась в партии ничья
Стал чемпионом Ни Хуя !

      Автор  А.В. Халифман

*************************

Дядя дядю мощно дрючит,
Тетя рядышком канючит…
Это, дети, не контрасты.
Эти дяди - педерасты!

Тетя тетю нежно лижет,
Шею, грудь, живот и ниже...
Нет - не с будуна, не с пьянки!
Просто тети - лесбиянки!

8-мь дядей, 9-ть теть.
Иногда наобороть.
Все сплелися. Ну и пруха!
Это, дети, - групповуха!

Ну, а здесь уже не шутки.
Эти тети - проститутки.
Их за денежки берут,
Раком ставят, в рот ебут!

Тетя бегает с хлыстом,
Дядя ползает глистом.
Плачет дядя, лижет хлыст...
Этот дядя - мазохист!

Дядя любит лошадей
И не трахает людей.
Дяде ослик очень мил.
Значит, дядя - зоофил.

Дядя мертвых трахать любит;
Он лелеет их, голубит...
Вишь, вон гробик потащил.
Этот дядя - некрофил.

Дядя любит трахать деток,
И грудных и малолеток.
Расстрелять его не глядя!
Педофил он, этот дядя!

Дядя любит резать теть.
Любит тыкать их. Колоть...
Пусть на вид кристально чист.
По натуре он - садист.

Вот вам тетя с бородой
И с лохматою пиздой.
Все наглядно, все открыто.
Здесь - пример гермофродита.

Тетя сказочной красы.
Дядя ест ее трусы.
Тетя плачет: “Oх, фашист!”
Дядя ж просто фетишист!

Тетя, рванные колготки.
Вся в веревках, шарик в глотке...
Это все не наш пейзаж.
Это, деточки, - бандаж

**********************

Крошка сын к отцу пришел
И рекла дитятя:
- Год мне надцатый пошел,
Позабыл, чай, батя?
У меня растет елда -
Уж сэмэ семнадцать!..
Так, о чем бишь я… Ах, да!
С кем мне ебаться?

У меня секретов… есть.
Но для вас детишки
Все поведаю. Бог весть,
Может, даже в книжке.

Если дядя смотрит бодро,
На тебя скосивши глаз,
Манит ручкой,
Смотрит жучкой… -
Этот дядя ПИДОРАЗ!

Или если обнимает
Он тебя за тощий таз,
Приглашет,
И прельщает… -
То он тоже ПИДАРАС!

Если он изящен, нежен,
Словно тотчас воспарит,
Кличет милым
И красивым, -
Это точно - СОДОМИТ!

Коль в общественном сортире
Он тебя за письку - хоп! -
Без гадалки
Скажем: палку
Хочет кинуть ЖОПОЁБ!

Если дядя на мальчонку
Пятилетнего скосил
Глаз свой гадкий
Льстиво-сладкий -
Этот дядя - ПЕДОФИЛ!

Если хуй дрочит украдкой
Мальчик, тощий, словно глист,
То в сортире,
То в квартире, -
Этот мальчик - ОНАНИСТ!

И опять же, если дрочит,
Завязав из хуя бант,
И курочит
Как захочет, -
Этот мальчик - МАСТУРБАНТ!

Если мальчик на кладбище
Труп ебет, что было сил, -
Скажем внятно:
Презанятно!
Этот мальчик - НЕКРОФИЛ!

Ну а если он кобыле
По удила засадил, - 
Однозначно
Кличут смачно
Его люди - ЗООФИЛ!

Если где-то кто ебется
Иль трясется онанист,
Тут же в щелку
Сунет челку
Доброхот - ВУАЙЕРИСТ!

Ну а если где старушка
Стонет, уж лишившись сил,
Значит здеся
Гной ей месит
Во пизде ГЕРОНТОФИЛ!

Коль увидишь, что ебется
Кто с подростком - слышь, дебил? -
Это точно
Сверхпорочный
И мудной ЭФЕБОФИЛ!

Если хочет некий мальчик
Разодрать побольше пизд, -
То похвально,
И буквально
Подтверждает:
Он - САДИСТ!

А коль он напротив хочет,
Пиздил чтоб его садист,
Это значит -
При удаче -
Насладится МАЗОХИСТ!

Если поднял он каканьку
И сожрал ее, дурак,
Да нахваливал тихонько,
Да попердывал легонько, -
Значит, это КОПРОФАГ!

Если как ебаться ляжет,
Заорет он как титан
Так что уши позаложит,
(Обосраться кто-то может),
Значит это ЛАЛЛОМАН!..

Вот таких ребят тебе
Избегать бы надо.
Так напутствовал отец
Вдрогнувшее чадо.

И сказал дитятя-сын:
- Знаешь че, пойду я…
Чтоб еще тебя спросил
Я о чем-то? Хуя!

- Нет, постой сынок, постой,
Я ишо не кончил,
Эй! Убег. Нет не простой
Стал народец нонче.

Но я вам дорасскажу,
Кто еще бывает,
Кто куда кого ебет
И забот не знает…

***********************

3

Здравствуй, Ваня, друг родной,
кореш мой сердешный,
был на воле я святой,
а теперь я грешный.
Привезли меня в тюрьму, дали кружку, ложку,
и подушку, и матрас, и пизды немножко.
Бил меня один мудак, рыжий, конопатый,
рожа как у петуха и ебло лопатой.
Ты его не бойся, Вань, ведь его качает.
Ебани разок, другой - разом полегчает!
Тут я в камеру вошел, двери открывают, за столом четыре лба в домино играют.
Я ребятам говорю: здешний я, Аркаша!
А они мне говорят: убери парашу.
Все убрал я, все помыл, вычистил парашу,
а они мне говорят: "Уморилась, Маша?"
Тут, ребята, для меня свет сошелся клином.
Мне помазали очко свежим маргарином
И вогнали в жопу хуй, аж до основанья,
А затем не помню я: потерял сознанье.
Утром встал - в глазах туман, жопа шире шконки.
Не могу сказать ни слова: полный рот сгущенки.
И с тех пор меня ебут сколько хош народу.
Сыром, маслом, колбасой набивают брюхо.
В общем, лучше жизни нет, чем в тюрьме, Ванюха!

( Расказано в середине 90-х годов будующим мг Алексеем Луговым )

**********************************************

Слыхали?
Сегодня
В подъезде
Восьмом
Ходил почтальон
С необычным
Письмом.
Конверт,
Как конверт,
А на нем
Трафаретом
Написано четко:
ВРУЧИТЬ ГОМОСЕКУ.
На первый этаж
Письмоносец
Идёт.
И видит, как Вова
Вибратор
Сосёт.
С улыбкою сладкой
В мечты
погружён.
- Письмо Гомосеку! -
Сказал почтальон.
За сердце
Схватился
Испуганный Вова,
А мама ответила:
- Нету такого!
В квартире
Над ними
Жил мальчик
Андрюха.
Он в анус
По локоть
Совал себе руку.
Услышав про адрес,
Смутился
Андрей:
- Не думайте, дядя,
Что я - Гомосек!
Я, дядя,
Еще не окончил
Игру,
Играю в проктолога
Честно,
Не вру!
Направилась
Почта
В квартиру направо,
Где только проснулся
Голубчиков
Слава.
Сестренка ему
Надевала
Чулок,
А Слава дрочил
И глядел
В потолок.
Сказал почтальон:
- Чудесный дуэт!
Не здесь ли живет
Гражданин
Гомосек?
Но Слава,
Услышав
Обидное слово,
Чулок разорвал
И воскликнул:
- Да что вы!
Я пялю сестрёнку,
Когда захочу,
А это -
Ну... просто
Ну, просто
Дрочу!
Идет письмоносец
В другую
Квартиру -
И видит
На кухне
Такую картину:
Тарелки
Не мыты
И свалены в груду.
А мама и дочь
Писи лижут
Друг другу.
Сказал почтальон,
Улыбнувшись:
- Беда!
Простите,
Я снова
Попал не туда.
Спустился
Во двор
Письмоносец
И вскоре
Чуть-чуть не упал
На трехлетнего
Борю -
У Маши Борис
Домогался
Минета.
И здесь не нашел
Почтальон
Гомосека!
Пыхнул
Почтальон,
Отдохнул
И опять
Отправился в путь
Гомосека искать.
... Письмо
Получателя ищет
По свету.
Но что же в письме?
Рассказать по секрету?
Два слова
В конверте
Письма заказного:
ПОЗОР ГОМОСЕКУ! -
Обидных два слова.
И я вас прошу,
Постарайтесь,
Ребята,
Чтоб это письмо
Не нашло
Адресата.

( рекомендовано УчПедГизом для прочтения детям младшего и среднего школьного возраста)

******************************

Учимся писать стихи



Размеры:

Ямб - двусложная стопа с ударением на втором слоге ( - ! ), а в стихе - на 2-м,4-м, 6-м...

Сурова пидора стезя

Когда нахлынет кал рекой:

В сортир для баб ему нельзя,

Но не пускают и в мужской



Хорей - двусложная стопа с ударением на первом слоге ( ! - ), а в стихе – на 1-м,3-м,5-м...

Вот же было времечко когда-то !

Примешь литру, кости кинешь где-то,

Как начнёшь ебаться от заката,

Так и не кончаешь до рассвета...



Дактиль - трехсложная стопа с ударением на первом слоге ( ! - - ), а в стихе – на 1-м,4-м,7-м,10-м...

Как хороша ты в прозрачном халате,

Бьётся в истоме мой кожаный кнут...

Если б не долг и задержки в зарплате,

Снял бы тебя хоть на двадцать минут 

Амфибрахий - трехсложная стопа с ударением на втором слоге ( - ! - ), а в стихе-на 2-м, 5-м, 8-м, 11-м...

Раскованность в мысли и теле

Типична для юных дурёх:

Её пол-турбазы хотели,

Но дырок хватило для трёх...



Анапест - трехсложная стопа с ударением на третьем слоге ( - - ! ), а в стихе- на 3-м, 6-м, 9-м, 12-м...

Ничего, что ты в шубу одета,

Пусть я где-то немного и груб:

Я пришёл по вопросу миньета-

Согласись, тут уже не до шуб...



Рифмы:

Односложная - рифма с ударением на последнем слоге в строке:

Ющенко ездил в родное село...

Взрослые в коме, детей пронесло



Двусложная - с ударением на предпоследнем слоге в строке:

Если в спальне всё покрыто мраком,

То не важно, сверху или раком

(Индийская народная мудрость)



Дактилическая - с ударением на 3-м от конца строки слоге:

В мире вряд ли есть беда настолько крупная,

Как простая гематома подзалупная



Гипердактилическая - с ударением на 4-м и последующих от конца строки слогах (встречаецо редко)

Ветеран про жизнь свою рассказывает-

Хуй контуженный ребятам показывает

Домашнее задание: Определите вид рифм:

1) Пушкин – хуюшкин

2) Лермонтов – хуермонтов

3) Пастернак - Мандельштам





(с) Доктор Верховцев

4

Фелиста ( афтар неизвестен, примерно середина 60-х)

Потихоньку дверь закройте,
И садитесь, а не стойте,
Так в Стреле Москва-Берлин
Мне сказал один грузин.
Добрый и гостеприимный
Мой сосед в дороге длинной.
Миллион историй разных
Знает, добрых и проказных,
И простых и ненормальных,
И лихих и сексуальных.
Я один его рассказ
Записал друзья для Вас!

1

Спиридон Мартыныч Кторов
Был директором конторы
Главзаготснабсбытзерно -
Стал он им не так давно.
Не высокий, средних лет,
Крупный лоб, красив брюнет.
Вечно выбрит и отглажен,
А в плечах - косая сажень.
Кабинет его рабочий
Был обставлен ладно очень:
Стулья, стол довольно скромный,
Книжный шкаф, диван огромный.
В коже дверь, на ней запоры,
На окне глухие шторы.
Письменный прибор дородный
И сифон с водой холодной.
А в приемной - секретарша,
Лет семнадцать или старше...
Месяц - два они старались
И с почетом увольнялись.
День от силы проходил,
Новый ангел приходил.
Было так и в этот раз,
О котором мой рассказ...

Сам из отпуска вернулся,
В дверь вошел и улыбнулся:
Дева дивная сидит,
На него в упор глядит.
Взгляд прямой, открытый, чистый.
"Как зовут, тебя?" - "Фелистой.
У Тамары - биллютень,
Я сегодня - первый день."
"Так, прекрасно!" Спиридон,
Встал и сделал ей поклон.
"Спиридон Мартыныч Кторов -
Я, директор той конторы.
Тоже первый день в работе.
Ну. Потом ко мне зайдете.
Я введу Вас в курс всех дел."
Кторов снова поглядел,
Улыбнулся, поклонился
И в пенаты удалился.
А Фелиста вся зарделась -
Ей сейчас к нему хотелось.
Чтоб был точный дан приказ,
Чтоб потом, а не сейчас.
Здесь прерву я нить рассказа,
Потому, что надо сразу
О Фелисте рассказать
И ее Вам описать
Высока, с приятным взглядом,
С очень крупным круглым задом,
С головой - не без идей,
С пятым номером грудей.
С узкой талией притом,
С пышным, нежным, алым ртом.
Волос - цвета апельсина,
До сосков - довольно длинный.
Голос томный и певучий.
Взгляд предельно злоебучий.
Здесь замечу непременно,
Что еблась она отменно.
Знала сотню разных поз,
Обожала пантероз.
Сладко делала минет.
Все узнала в десять лет.
В те года с соседней дачи
Помогал решать задачи
Ей один артиллерист -
В ебле дядя был не чист.
Доставал он хуй тихонько,
Гладить заставлял легонько.
Сам сидел, решал задачи,
Объясняя, что, где значит.
Это было не понятно,
Но волнующе приятно:
И упругий хуй в руке,
И ладошка в молоке.
Арифметика кончалась,
Платье с девочки снималось.
И язык большой и гибкий
Залезал Фелисте в пипку.
По началу было больно,
Рот шептал: "Прошу! Довольно!"
Но потом привычно стало.
Целки в скорости не стало.
И за место языка -
Хуй ввела ее рука.
А примерно через год
Научилась брать хуй в рот.
Месяцы бежали скопом.
Набухали груди, жопа.
Над пиздой пушились дебри.
Набирался опыт в ебле.
А к шестнадцати годам
Переплюнула всех дам.
Сутками могла ебаться.
Ерзать, ползать, извиваться.
По-чапаевски и раком, стоя,
Лежа, в рот и в сраку.
С четырьмя, с пятью, со взводом.
Девочка была с заводом.
И сейчас она сидела,
Мерно на часы глядела.
А в пизде рождалась буря,
Буря! Скоро грянет буря!
Ведь Тамара ей сказала:
"Спиридон - лихой вонзала."
Сердце билось сладко-сладко
И пищало где-то в матке.
Руки гладили лобок.
Ну, звони, скорей, звонок.
И звонок приятной лаской
Позвонил, как будто в сказке.
Захлебнулся, залился.
Время же терять нельзя.
Трель звонка слышна нигде.
Что-то екнуло в пизде.
И Фелиста воспылав
К двери бросилась стремглав.
Ворвалась. Закрыла шторы.
Повернула все запоры.
Жадно на диван взглянула.
Резко молнию рванула.
И в мгновение была
В том, в чем мама родила.
Спиридон как бык вскочил
И к Фелисте подскочил,
Доставая бодро член,
Что кончался у колен.
А затем он также быстро
На ковер свалил Фелисту.
И чтоб знала кто такой
Ей в пизду залез рукой.
Но Фелиста промолчала -
Ей понравилось начало.
Улыбнулась как-то скупо
И схватила ртом залупу.
Стала втягивать тот член,
Что кончался у колен.
Вот исчезло полконца,
Вот ушли и два яйца.
И залупа где-то ей
Щекотала меж грудей.
Спиридон кричал: "Ах, сладко!"
И сжимал рукою матку.
Цвета белого стекла
Сперма на ковер стекла.
А глаза ее горели,
Хуй ломал чего-то в теле.
Кисть руки пизда сжимала,
Так, что чуть не поломала.
Приутихли, раскатились.
Отдохнули, вновь сцепились.
Вот Фелиста встала раком.
Он свой хуй ей вставил в сраку.
А пизду двумя руками
Молотить стал кулаками.
А она за яйца - хвать
И желает оторвать.
Снова отдых, снова вспышка.
У него уже отдышка.
А она его ебет,
И кусает, и скребет.
И визжит, и веселится,
И пиздой на рот садится.
Он вонзает ей язык,
Что могуч так и велик,
И твердит: "Подохну тут".
А часы двенадцать бьют.
Кровь и сперма - все смешалось,
А Фелиста помешалась.
Удалось в конце концов
Оторвать одно яйцо.
А потом с улыбкой глупой
Отжевать кусок залупы.
Он орет: "Кончаюсь, детка!"
А она ему менетку,
Чтоб заставить хуй стоять.
И ебать, ебать, ебать...

Утром, труп его остывший
Осмотрел я, как прибывший
Из Москвы криминалист.
Так закончил журналист свой рассказ
Печальный очень, и добавил:
"Между прочим с нами следователь был,
Очень юн и очень мил."
Побледнел он, покраснел.
На девицу не глядел.
Так не глядя к ней склонился,
Перед этим изменился.
И изо рта ее извлек
Хуя - жеваный кусок.
И изрек один вопрос:
"Заебли его. За что-с?"
И ответила Фелиста:
"Этот был - артиллеристом.
Рядом с нами жил на даче
И умел решать задачи."

2

Время шло, прошло лет пять.
Мой попутчик мне опять,
Как-то встретился под Сочи.
Мы обрадовались очень нашей встрече
И всю ночь - пили все отбросив прочь.
А когда бледна полна
Над землей взошла Луна,
Звезды на небе застыли. Он спросил:
"Вы не забыли мой рассказ,
Когда Фелиста заебла артиллериста?"
В миг с меня сошла усталость,
Я спросил: "А что с ней сталось?"
"Значит помните гляжу,
Что ж, хотите расскажу!"
Затаив свое дыханье
Я в момент обрел вниманье,
И сонливость спала сразу
В ожидании рассказа.
И второй его рассказ
Я поведаю сейчас...

Если помните, там был
Следователь - юн и мил.
Он с нее там снял допрос
А потом в Москву увез.
Сдал в "Бутырку" под расписку
И начал писать записку
О своей командировке
В кабинете на Петровке.
Только все терял он суть,
То в глазах всплывала грудь,
То большие ягодицы
Арестованной девицы.
То огромные сосочки.
Встал отчет на мертвой точке.
Хуй дрожал мешая мысли,
А его сомненья грызли.
Все ли сделал для отчета,
Нет в допросе ли просчета,
И за ту держусь я нить.
Надо передопросить.
Так решив, отчет схватил
И в "Бутырку" покатил.
А Фелиста будто знала,
Молча с табурета встала.
Также молча подошла
И дыханьем обожгла.
"Умоляю, помогите.
Все отдам, коль захотите.
Лишь спасите от тюрьмы.
Я боялась с детства тьмы.
Я пугалась скрипов, стуков",
А рука ползла по брюкам.
Жадно хуй его искала,
По щеке слеза стекала.
Вдруг присела. Нежный рот
Из ширинки хуй берет.
И засасывает славно,
Чуть слегка качая плавно.
Следователь вмиг вспотел.
Видит Бог - он не хотел.
Против воли вышло это,
Для познания минета.
А она его прижала,
Все в юристе задрожало
И бурлящие потоки потекли в пищепротоки.
Две недели шли допросы.
Он худел, давая кроссы
От "Бутырки" и назад.
Шли дела ее на лад.
Он худел, она добрела.
Им вертела, как хотела.
Он допросов снял не мало,
А она трусы снимала.
От допросов заводилась
И верхом на хуй садилась,
Или делала отсос,
Отвечая на вопрос.
День за днем чредою шли.
В скорости ее ебли
Адвокат и прокурор
И тюремный спец надзор.
Утром, вечером и в ночь
Все хотели ей помочь.
А Фелиста как могла
Им взаимно помогала.
Бодро делала минет
С переходом на обед.
Так наш суд на этот раз
От тюрьмы Фелисту спас.
Предложив за еблю, в дар
Выехать под Краснодар.
У кого-то там приятель
Был колхозный председатель.
Для Фелисты этот кто-то
У него просил работу.
Все девицу провожали,
Наставляли, руку жали.
А простившись, как пижоны
Все разъехались по женам.
С шиком ехала Фелиста
Поезд мчится очень быстро.
Проводник разносит чай.
Пару раз он невзначай
Жопы девицы коснулся,
А на третий оглянулся,
Взгляд на бедрах задержал
И к себе ее прижал.
А она сказала тихо:
"Как Вы сразу, это лихо.
Что у Вас здесь? Ну и ну.
Я попозже загляну!"
Ровно в полночь, дверь открыв,
И ее к себе впустив,
Он под чайных ложек звон
До утра качал вагон.
А она под стук колес
Исполняла "Хайдеросс".
Утром поезд сбавил ход.
Вот перрон, стоит народ.
Много солнца, небо чисто.
Тут должна сойти Фелиста.
Вышла, робко оглянулась
И невольно улыбнулась.
Ей букет сует мужик,
Из толпы несется крик.
Под оркестр отдают
Пионеры ей салют.
Кто-то вышел к ней вперед,
Нежно под руку берет,
И под звучный барабан
Приглашает в шарабан.
"Трогай!" - кучеру кричит
И загадочно молчит.
В миг с лица сошла улыбка.
"Здесь какая-то ошибка.
Объясните, эта встреча,
Барабан, цветы и речи,
Тот кому это - не я"
"Что, ты, рыбонька моя.
Из Москвы вчера как раз
Мне прислал мой друг наказ
Встретить пятого, в субботу
И доставить на работу.
Ты возглавишь конный двор."
Это был мой прокурор.
Он все это объясняет,
Сам за жопу обнимает,
Нежно за руку берет
И себе на член кладет.
Шепчет ей: "А ну - сожми!"
Кучеру орет: "Нажми!"
Эх трясучие дороги.
"Хошь. Садись ко мне на ноги!"
Что Фелисте объяснять.
Та давай трусы снимать.
Хуй достала, встала раком,
На него насела сракой.
И пошла работать задом,
Помогая всем ухабам.
Кони резвые несутся,
Конюх чувствует - ебутся.
И хотя мальчонка мал,
Тоже свой хуек достал.
Сжал в кулак и быстро водит -
Ебля всякого заводит.
Конь учуял это блядство.
Мчал сначала без оглядства.
А потом мгновенно встал,
Доставать свой кабель стал.
Ржет подлец и не идет.
Лошадиный член растет.
Как Фелиста увидала,
Мужиков пораскидала,
Подползла под рысака,
Обхватила за бока,
Пятками уперлась к крупу
И давай сосать залупу.
Пыль столбом, рысак дрожит,
Вдруг с кишки как побежит.
Баба чуть не захлебнулась,
Тело конское взметнулось,
Конюх тихо заорал,
Председатель деру дал.
Конь храпит, она елду
Конскую сует в пизду,
И вертится как волчок.
А в степи поет сверчок.
Час в желании своем
Измывалась над конем.
Племенной рысак свалился,
Охнул и пиздой накрылся.
А Фелиста отряхнулась
И на станцию вернулась.
Ночью тихо села в поезд
И отправилась на поиск
Новых жертв своей пизды.
Через семь часов езды
Где-то вышла и пропала.
С той поры ее не стало.
Но я верю, уж она-то
Где-то выплывет когда-то.
И пока живем и дышим
Мы о ней еще услышим.

3

Года два назад тому
Собрались мы на дому
У соседа в воскресенье,
Чтоб отметить день рожденья.
От закусок стол ломился
В кухне шашлычок дымился.
Цинандали, коньячок,
Краб, икорка, балычок -
Для восточных всё кровей.
Именниник Аджубей,
Отпрыск тегеранских баев, -
Разъебай из разъебаев.
Был в верхах, когда у власти
Тесть его - мудак мордастый
Находился, а потом
За редакторским столом
Пропивался, прозябал
Тестя, мудака, ругал.
Мы за это суку били,
Говорили и курили.
В полночь грусть невмоготу
И как раз в минуту ту
Именниник Аджубей,
Приподняв развод бровей
Говорит, ну а сейчас
Выдам я сюрприз для вас.
Бьёт в ладоши, словно бай,
Тегеранский разъебай.
Дверь пред нами расстворилась,
И девица появилась.
Голая, как правда века,
Я смотрю у человека,
Рядом, хуй в штанах встаёт,
Чувствую и мой растёт.
У девицы чудо-грудь
Простынёй не обернуть.
Ноги длинны, высока,
Бёдра, как окорока,
Над пиздою целый лес,
Будто Маркс туда залез!
Тут меня изгнали с кресла -
Эта блядь на стол полезла,
Завертела животом,
Толстой жопой, а потом,
Девка там в разлет присела,
Точно на бутылку села,
И в пизде исчезла пылкой
От шампанского бутылка!
Приподнялась, встала раком,
Точно в дверь нацелив сраку,
Сжалась, из пизды назад -
Словно вылетел снаряд.
А вокруг почти все дрочат,
Ждут, чего еще отмочит?
А она икру берёт,
Между ног себе суёт,
Лихо ноги раздвигает,
Разъебая подзывает,
Тот высовыват вмиг
Свой редакторский язык.
Из пизды икру берёт
Отправляя прямо в рот!
Замредактора однако,
Усмотрел икринку в сраке
Сунул в жопу её язык,
За моей спиною крик:
Всем из жопы доставать!
Стали сраку её лизать.
У меня уже печёт,
Из конца уже течёт.
Все уже от пота взмокли,
И у всех штаны промокли.
Аджубей, икрой рыгая,
Всем раздеться предлагает.
Через пять минут, засранцы,
Мы стоим , как новобранцы.
Двум сосёт она, двум дрочит,
Жопой вертит - раком хочет!
Среди всех ажиотаж,
Как вошла девица в раж,
Час ушёл на все дела,
В доску всех нас заебла!
Этот плачет, стонет тот,
А она ему сосёт.
Именинник-мудозвон,
Словно выжатый лимон.
- Мало мне! - кричит девица,
Вот блядище - прямо львица!
Мы давай все расползаться,
Блядь вот - вот начнёт кусаться,
Всё у всех давно упало,
А она своё: Мне мало!
Я её поставил раком,
Сунул ей распорку в сраку,
И воткнул пизде голодной,
Я сифон с водой холодной!
Бабе нравится гляжу.
Я туда - сюда вожу,
А она: - Вот хуй хорош,
На Кобзоновский похож!
Я водил, пока я смог,
Руки отнялись, я взмок.
Бросил тот сифон с водой,
Между ног лёг под пиздой,
Много воздуха набрался,
Головой в пизду забрался,
И из всех последних сил,
Матку всё же укусил!
Дальше в памяти провал
Я почти неделю спал,
А потом, знать рок такой,
Потерял совсем покой.
Поначалу стала сниться
Эта блядская девица,
Её жопа, её грудь,
Хоть бы раз еще взглянуть,
Как узнать, кто блядь такая?
Я спросил у разъебая.
Тот ответил, то ли это
Фелинета, толь Фелета.
Или может , что похоже?
Я окаменел. О, боже!
Это же она - Фелиста:
Высока, стройна, плечиста,
С тонким и высоким взглядом,
С мощным и огромным задом.
С пятым номером грудей ,
С головой не без идей...
Я забросил все дела -
Блядь, на столько завела.
Слал во все концы запросы
Задавал кругом вопросы,
Всё искал, искал, искал
Просто сумашедшим стал.
И за все эти заботы,
Выгнали меня с работы.
По стране носился в мыле,
И нашел её в Тагиле.
Я, как тень за ней ходил,
Всё упрашивал молил.
Говорил ей, что клянусь,
Если даст ебать - женюсь!
Та ответила: - Согласна,
Но с условием! - Всё ясно,
Я давно готов на всё!
Вот условие моё:
Слышала от бабки Насти,
В грозовую ночь в ненастье,
В старом городе Тагиле,
На кладбищенской могиле,
Если голые ебуться -
В полночь мертвецы проснутся.
Выдут из сырых могил,
Заорут на весь Тагил!
Я хочу проверить это,
Если да, то дам скелету!
Я ответил: - Я готов,
Сказки все про мертвецов.
Прямо в тот же день точь в точь,
Молнией пронзило ночь.
Без пятнадцати двенадцать
Мы с ней начали ебаться.
Вдруг её раздался крик -
Помню я кончал в тот миг.
Что девицу испугало,
Что в последний миг не дало?
Здесь стоял огромный диск,
Я взглянул на обелиск,
И в мгновение, поверьте,
Понял я причину смерти:
Каменный смотрел с укором
Спиридон Мартыныч Кторов!

4

Души умерших людей
И героев, и блядей,
И марксистов, и пижонов
И всех прочих мудазвонов
Как на тот свет прилетают
Прежний облик принимают
Регистрацию проходят
К богу все они заходят
Тот ведёт распределенье
Кто, в какое отделенье
Толи в рай, а толи в ад
Толи просто к чёрту в зад
Как решил тому так быть
Ничего не изменить.
Благородных он кровей
Из евреев, сам еврей
В общем, так, на этот раз
С того света мой рассказ.

Совещание у бога
Времени отняло много
Торопился он, все знали,
Что в приёмной дамы ждали
Но уж очень был не прост
Разбиравшийся вопрос
Год какой-то разъебай
Лазает из ада в рай,
Неизвестный сей мудак
Превращает рай в бардак
Всполошил он райских птиц,
Переёб святых девиц,
Старым девам тот нахал
Целки все переломал,
И не глядя на запрет
Внёс заразу в рай минет.
И такое началось
Лесбиянство развелось
За подругою подруга
Лижут пизды друг у друга,
Девы, дабы поебаться
На амурчиков косятся.
Гавриил, седой скопец
Отрастил для них конец,
И теперь мудак с усами
Ходит и трясёт мудями
Эта адова скотина
Заебла Варфалуила
Вся работа псу под хвост
Да вопрос стоял, не прост
Сам Дзержинский разбирался
Но вопрос так и остался
Год какой-то разъебай
Лазает из ада в рай.
Бог сказал
- Всех вас уволю
Дали суки аду волю
Не рабочий день, а блядство
То костры ели дымятся,
То дрова не подвезут
Хули вы торчите тут
Всё играете в картишки,
А сковородки, как ледышки
Берия вчера замёрз
Да вопрос стоял непрост.
Нет вечерней переклички,
Кто-то вечно пиздит спички
Пятый день котлы не топят
Тьма как у Лумумбы в жопе
Все условия, что в рай
Влез какой-то разъебай
Я вам всем намылю хари
- К вам господь мой Матахари

- Вон все нахуй паразиты
Ну-ка Харю пригласите
Заходи ебёна мать
Сколько ж можно ожидать
Я заданье дал когда
Ты шпионка иль пизда
- Я разведчица мой бог
Ты ведь нихуя не смог
А вот я нашла его
Разъебая твоего
- Доложи, но не пизди
- Раньше в рай переведи
Обещал ведь рай в награду
- Да рай теперь блядь хуже аду
Нахуя тебе тот рай
Чего хочешь выбирай
- Рай и всё, иль не скажу
- А ты хитрая гляжу
Все вы суки балерины
Век ебётесь как скотины
Рай потом вам подавай
Ладно, кто тот разъебай?
- Спиридон Мартыныч Кторов
- Из Тагильской, из конторы
Тот, что был артиллерист,
Он и тут на хуй не чист
Что с ним делать, как узнала?
- С Евою его застала
Он набил Адаму рожу,
Еву заебал в рогожу,
Обоссал весь райский сад,
Сейчас Джульету чешет в зад.
У него такой елдак
- Берию позвать сюда
- Нет залупы, нет яйца,
А ебётся безконца
- Берию пусть член отрубит
Или Кторов нас погубит
Ты иди побудь при нём
А я пока начну приём
Ну, катись, давай иди
Кто там следующий, входи
В кабинет вошла девица
Кругложопа, круглолица
- А Фелисточка, привет
Жду давно на этот свет
Как доехала?
- Отлично
- Как вела себя?
- М..М прилично
Пососала Гавриилу
Его новое хуило
А потом Варфалуил
Пару раз мне засадил
Твой любимый ангелочек
Засадил в меня разочек
Отпустила по минету
Хану Сину и Афету
Зевсу в жопу я дала
Хорошо себя вела
- Ёб твою же ж бога мать
Должен в ад тебя послать
- Лучше в рай
- Ну, ты даёшь
Ты ж мне всех там заебёшь
Хватит мне артиллериста,
Тоже твоего Фелиста
- Спиридон! Бог вы ошиблись
Мы в Тагиле как-то сшиблись
Может это было глупо,
Но я помню, что залупу
я отгрызла. Вы не спорте.
- Он остатком рай попортил
Рассуждаешь право глупо
Что ему кусок залупы
Если там такой хуило
Как у Минина дубина
Килограмма так на три
<...>
Из ЧеКи к тебе придут
Всунут, вынут отойдут
По паролю их отметишь
Скажут Ч ты К ответишь
После Якову дашь тоже
Он еврей, и он хороший
У Тагила твоего
Город имени его
Кто б ни клянчил в жопу дай
Сталину не изменяй
Скажешь сталинская жопа
Пусть ебут все Рибентропа.
Дав Фелисте наставленье
Бог вздохнул от утомленья
Грустно голову склонил
Пёрнул громко и почил
А Фелиста подошла
В рясе божьей хуй нашла
Глянула и он стареет
Бог действительно еврей
А на утро Гавриил
Богу рапорт настрочил
- Боже что она творила
То послание гласило
- Не сдержала слово блядь
Всем подряд дала ебать
Сталина заели вши
<...>
От чекиста Иванова
Мандавошки у Свердлова
Вся верхушка ВЧК
Корчится от трепака
Гитлера удар хватил
Черчилль сифилис схватил
Там такой мой бог скандал
Ни один свет не видал
Бог послание читает
Берия мудак влетает
- Кторов где Бог заорал
- Он мне жопу разодрал
Так воткнул
Сквозь рот полезло
Из глаз ручьи от боли лезли
Через рот мой сал он хаять
Вашу суку Матахари
Носом в жопу я втыкался
Да потом и надышался
Матахаринским гавном
Он не кончил
А потом он нас обоих
Хуем взял нас отпиздячил и слинял
- Где сейчас он
Бог трясется
- Да он с Фелистою ебётся
Что творят
Земной Творец
Саду райскому пиздец
Обоссали все кругом..
- Поломали снова суки
Ну, за что мне эти муки
Слугам всем на удивленье
Принимает бог решенье
Спиридона и Фелисту
Оживить, немедля, быстро
Вечной жизнью наградить
И на землю отпустить.

5

Позапрошлою весной
Я с концерта брёл домой
Было звёздно и тепло
Всюду капало, текло
Взмок, тумана нанесло
Со дворов гавном несло
Визги со дворов неслись
Это кошки там еблись
Всюду пьяные валялись
Рядом постовые шлялись
В телефонной будке слева
Чей-то хуй сосала дева
Справа парень девку сгрёб
Толи грелись толи ёб
В общем, мне давил на плечи
Рядовой Московский вечер
Вдруг я слышу чудо пенье
Было это воскресенье
Предо мною божий храм
Значит это пели там
Я вошёл, внутри церквушки
Пели Божии старушки
утирая лоб, венец
Входит к ним святой отец
Все крестились, я стоял
Вдруг меня он увидал
Подошёл ко мне немного
- Ты, видать, не веришь в бога
- Нет, я просто так простите
- Что ж, коль нравится, смотрите
Может интересно вам
Оглядеть наш божий храм
- Если можно буду рад
Он чуть-чуть шагнул назад
Дверца слева отворилась
Келья предо мной открылась
В изголовии постели
Свечи толстые горели
Тени на стене дрожали
Кресла мягкие стояли
Он присесть мне предложил
Понял я, что здесь он жил
Сев в предложенное кресло
Я спросил: - Мне интересно
Правда, верите вы в бога?
Он задумался немного,
Улыбнулся и сказал
- Я ведь вас сюда позвал
Зная, что вопрос примерный
Зададите непременно.
Что ж отвечу, коль хотите
Никуда вы не спешите?
Как зовут вас? Я назвался,
Бас его в ответ раздался
- Спиридон Мартыныч Кторов
Онемел я. Тот, который
Всех моих поэм герой
Предо мной сидел живой.
Он заметил, я бледнею
- Я знаком вам?
Я не смею да сказать ему в ответ
И решил соврать я: - Нет
Он немного помолчал,
Головою покачал
И сказал примерно так
- Может быть я и дурак
Человек вы здесь случайный
Но хочу расстаться с тайной
Жуткий, страшный тот рассказ
Я поведаю сейчас

Я родился на Урале
Город есть Тагил слыхали
Мать моя была блядища
Что другой такой не сыщешь
Драл её весь наш Тагил
Кто меня ей засадил
Я не знаю до сих пор
Пред горкома, прокурор
Адвокат или ворюга
В общем, мать была блядюга
Рос я в этом вечном блядстве
Опыта сумел набраться
К десяти годам всё знал
И ебать уже мечтал
А пока что я дрочил
Арифметику учил
Мой любимейший предмет
С самых с ранних детских лет
Как-то мать меня застала
И приёбываться стала
- Дрочишь курва весь в отца
Онаниста подлеца
Но пойми что это вредно
Дальше больше худо-бедно
Оказала мать услугу
Привела ко мне подругу
Был у нас семейный бал
Ночью я её ебал
А на утро, надо статься
Та пошла кругом трепаться
Дескать, парень молодец
У мальца такой конец.
Вскоре я переебал весь наш дом,
Потом квартал
Принялся за весь район
Слава, как церковный звон
Обо мне везде лилась
Вся округа завелась.

Я с медалью кончил школу
Завуч женского был полу
Чаще всех она еблась
Ею очередь велась.
Как меня все обожали
Никогда так не рожали
В старом городе Тагиле
Дряхлые дома сносили
Разрастаться город стал
В общем, я не зря ебал
Область в очередь стояла
Вдруг война всё оборвала
Город со слезой во взоре
Провожал когда я вскоре
Дом родимый покидал
Мой Тагил, и мой Урал
О войне мне вспоминать
Горько Вы должны понять
Полное безбабье было
Пухли яйца, пухло рыло
Я аж в пушку хуй совал,
Ствол несчастный заливал
Он скользил
Снаряд по дале стал лететь
Мне орден дали
Позже снайпер уследил
В жопу пулю засадил
И через четыре дня
Увезли в Тагил меня
В госпитале я валялся
И понятно ни ебался
Как-то к нам пришли детишки
Принесли гостинцы, книжки
Эта пела, та плясала
А одна стихи читала
До чего ж была мила
И нежна, и весела
Просто трудно передать
Подошла, вдруг на кровать
Рядом села, улыбнулась,
Будто солнышко проснулось
Я лежу себе, дрожу
Мой елдак встаёт гляжу
Одеяло, я аж взмок
Поднялось под потолок
А она вдруг мне
- Скажите,
Что у вас там покажите
Приоткрылся я немножко
- Это раненая ножка
Гладит нежно и целует
А из хуя сперма дует
И рекой стекает чистой
- Как зовут тебя
- Фелистой
- Можно буду Феней звать
Приходи ко мне опять.
Вскоре стал я жить на даче
Помогал решать задачи Фене
И просил немножко
Гладить раненую ножку

Тут пришла пора бояться
Феня стала разбираться
Это светит длинным сроком
Я уехал ненароком
Смылся с глаз и как гавно
Поступил в Заготзерно
Мчались годы,
Стал я тузом
Чуть не обзавёлся пузом
И чтоб как-то жар сгонять
Стал я секретарш менять
Раз из отпуска вернулся
И на девушку наткнулся
Биллютенила Тамара
То была мне божья кара
Быстро в кабинет вбежала
От испуга вся дрожала
Я достал свой толстый член
Что кончался у колен
Мы до полночи еблись
Незаметно увлеклись
Девка та, в конце концов
Оторвала мне яйцо
А потом ужасным криком взвыла
И залупу откусила
Дальше я как будто спал
Толи будто в ад попал
Будто всех там переёб
Берия чуть не загрёб
В общем страшный,
Жуткий сон,
Свой рассказ прервал тут он
На меня уставил взгляд
Руку протянул назад
И качая бородой,
Подал мне сифон с водой
А меня ознобом бьёт,
И прошиб холодный пот
- Вы не верите, гляжу
Я вам что-то покажу
Рясу поднял он ликуя
И извлёк обрубок хуя
Показал одно яйцо.
<...>
Я увидел он устал
Встал я, и прощаться стал
В угол пристально взглянул
Мне с иконы бог моргнул
Из угла шепнул нечистый
- Скоро встретишься с Фелистой

6

Осенью в большом театре
Собрались все психиатры
Из шести великих стран
В первый день концерт был дан,
Ужин в честь начала съезда
У четвёртого подъезда
Пропускали всех артистов
И чтецов, и куплетистов
Фокусников и танцоров
Был там и из МХАТа Кторов
Привезли его на волге
Вёл концерт Владимир Долгин
Объявил он помню сцену
С Кторовым, как вдруг
На сцену за кулисы
Врач приходит
- Я прошу простить ребята
Нет у Кторова ли брата
Машем головой в ответ
У него, мол, брата нет
<...>
Прикурил он,
А потом мне сказал
- В краю не ближнем
В городе Тагиле нижнем
Стал рассказывать о ней
О больнице о своей
Вам друзья на этот раз
Передам врача рассказ

В августе <...>
Числа, какого я не помню
Мне больного привезли
Из ресторана ночью.
Ну а утром <???>

я пришёл и до обеда
С ним у нас была беседа
Предо мною человек
С ориолом красных век
Вроде всё нормально в нём
Не горят глаза огнём
Усмотрел я в нем, однако
Сексуального маньяка
А история такая
В ресторане выпивая
Вдруг увидел он девицу
С того света, и божится
Что её он раньше знал,
Что у ней в пизде бывал,
Что мол лазил головой
Когда та была живой
Что как будто шоколадку
Он кусал девице матку
И чтоб это доказать
Просит он её позвать
Говорит в её пизде,
В самом маточном узле
Будто видел он в тот раз
Как залезешь против глаз
Две икринки, два гандона,
И баллончик от сифона
Сам трясётся аж психует
И её портрет рисует
Высока с приятным взглядом
Рыжевата, с мощным задом
Пышногруда и плечиста,
А зовут её Фелиста
Впрочем, вижу полный бред
Через месяц понял, нет
Я не помню в день, какой
Поступил ко мне больной
Спиридон Мартыныч Кторов
Он представился мне вдруг
А в глазах сквозил испуг
Я и с этим до обеда
Вёл стремлённую беседу
Оказалось, он дней пять,
Как приехал проверять
Из столицы наш приход
Верующий наш народ
Прибежал послушать службу
Он завёл с попами дружбу
И по пьянке говорил,
Что когда-то знал Тагил
Вспоминал Заготзерно
В доме том роддом давно
И моя супруга Тома
Главный врач того роддома
И начальство пригласило
То московское светило
Коммуниста отпивать
Помер он как бы сказать
От того, что много верил
Служба шла, вдруг
Взор он вперил
На огромный постамент
Побледнел в один момент
Подбежал и ну орать
- Это ж я ебёна мать
После он могилу рыл,
И вопил на весь Тагил
Я спросил
- Вы что здесь жили,
Вас что раньше хоронили
- Я не знаю, может быть
У Фелисты бы спросить
Эта сука из Тагила
Мне залупу откусила
Поискали бы её,
У неё яйцо моё
Он мне в морду хуй суёт,
А куска не достаёт
Я задумался в тот миг
- К идиотам я привык
У меня их дохуя
Но ведь версия своя
Есть у каждого из психов
Этот цыпой ходит тихой
Он шпион и прячет гад
В кинофотоаппарат
Тот с тупой тоской во взоре
День-деньской лежит в дозоре
Он не жрёт, не пьёт, не срёт
Всё того шпиона ждёт
И из разных двух палат
Два Джульбарса с ним лежат
И не виданный во век
Редкий с трубкой человек
На башке табак сжигает
Хуй сосать всем предлагает
У меня был генерал
Тот Кутузова играл
Так играл, что как-то раз
Выбил себе нахуй глаз
И Суворов был мудила
Два вершка, а заводила
Был на Альпах каратышь
И на сраке ездил с крыш
А один придурок Ваня
Всё в размашку плавал в ванне
И орал всё
- Не мешать
Мне Урал переплывать
Даже свой Эйнштейн был
Формулу всё выводил
Скорость сжатия пизды
Относительно елды
В общем, каждый был отличен
И вполне единоличен
Здесь же был редчайший случай
С точки зрения научной
Два довольно взрослых дяди
Об одной твердили бляди
И чтоб истину узнать
Я решил её сыскать
Моя Томарка в юности была товарка
Рассказал о ней Тамаре
- Узнаю, когда-то в паре
Секретаршами трудились
Чуть было не подружились
Как Фелиста вы поверьте
Шефа заебла до смерти
Помнит что арестовали
И под Краснодар сослали
Как-то раз под новый год
Я сидел писал отчёт
В кабинете было тихо
За окном шатались психи
Поп своим обрубком хуя
Тряс с деревьев снег ликуя
А Суворов жопой синей
С крыш сгонял последний иней
Тот что в ресторане спился
Он с сифоном всё носился
И орал кому воткнуть
В общем, мрак и жуть и муть
Вдруг звонок Тамара входит
За собой девицу вводит
Сразу я узнал Фелисту
Взгляд прямой открытый чистый
Радость из неё лилась
Видно только поеблась
Видеть вы меня хотели
Руки чувствую, вспотели
Я Тамару проводил
А Фелисту усадил в кресло
И поверьте с лёту
Предложил я ей работу
Та согласие дала
Тот что был шпионом, значит
Отпустить домой всех клянчит
И из жопы вынул гад
Кинофотоаппарат
Тот, что был Эйнштейном тут
Снова хочет в институт
И штурмует с крыш Суворов
Лишь один товарищ Кторов
Об деревья бьёт елдак
Да с сифоном тот мудак
Носится и всюду вой
Все хотят идти домой
Ни черта не понимаю
Психиатра вызываю
- Кто их вылечил, скажите
- Вы Фелисту блядь спросите
Это всё её пизда
Вы уехали когда
Стала эта ваша блядь
Психам всем пизду совать
Все от счастья прямо взвыли
Роли все перезабыли
Только дай им поебаться
Стали быстро поправляться
Вроде блажь на них нашла
А Фелиста вдруг ушла
- Всё вам сделала я тут
Говорит другие ждут
Это было год назад
Ну а завтра мой доклад
Как при помощи пизды
Психопатов лечим мы
- Ну а где же та девица
Пригласили, слышал в Ниццу
Излечить ведь должен кто-то
Заграничных идиотов
- Ну а Кторов Спиридон
- С хуем всё носился он
- Ну а тот простите где, что у ней бывал в пизде
- А тот заводик возглавляет
Он сифоны выпускает
Попрощался врач со мной
Я тихонько брёл домой
Ну а мысленно был в Ницце
Ждал вестей из-за границы

7

В Лужниках не так давно
Был концерт Мир, жизнь, кино
В основном была эстрада
Весь концерт тот шёл как надо
И что нравилось ЦК
Два кретина, мудака
К нам в программу заезжали
И концерт в манду сажали
Но зато они у стойки
В смысле дружеской попойки
И по части потрепаться
Были первыми. Я братцы
Расскажу на этот раз
Гоши Вицина рассказ

Со своей картиной Вицин
Был на фестивале в Ницце
Делегаты из союза
Было два киношных туза
Наших три кинозвезды
Те, что начали с пизды
Режиссёр один в навесок
Три актёра дальше пресса
Во главе же прессы всей
Шёл товарищ Аджубей
Основным шёл фильм Хуёвский
Киностудии Свердловской
Должен был он с нами в месте
Быть на сорок пятом месте
Но фортуна улыбнулась
Всё иначе обернулась
И всё сделал бывший бай
Главный в прессе разъебай
Как-то вышли мы из зала
До ушей раскрыв ебало
Только что кино смотрели
И от страха просто бздели
Там Хичкока шла картина
Сто пятнадцать жертв кретина
Три часа промчались пулей,
Подслащённая пилюля
Кинофильм для дурака
Как считает наш ЦК
- И сюжет в нём не здоров
Ни полей, ни тракторов
Тузы в номерах стирались
Так как оба обосрались
Вдруг вбегает бывший бай
Главный в прессе разъебай
И докладывает тузам
- Из советского союзу
Встретил я одну девицу
Блядь одну, одну тигрицу
В наш её принять бы клан
У меня родился план
Через час все собрались
Для начала наеблись
Чтобы как-то убедиться
Для чего она годиться
Да девица всё умела
Взяв хуй в рот калинку пела
А когда троим сосала
Даже казачок плясала
Дали мы наказ девице
С нами, чур, не заводится
Мы свои, а не враги
Делай всё, но в пол ноги
А не то нас эта блядь
Могла в доску заебать
Мы сказали что должна
Послужить стране она
После ей был в руки дан
Аджубея хитрый план
Тот, что бил наверняка
Точной визою ЦК
Через час пошла девица
На страну свою трудиться
Первым был заёбан сэр
Гран киношник Рэнэклер
После вдавленный в диване
Спал Марчелло Мастроянни
Рядом в сперме, словно в глине
Копошился сам Феллини
Приказал супруге с дочкой
На залупу класть примочки
Шон о Конери, Джеймс бонд
Член в себя убрал как зонт
Лучший комик Д-Финэс
Нахуй под диван залез
А у старика Гобэна
Хуй распух и стал с полено
И зубастый Фернандель
Слёг заёбанный в постель
Жан-Морель и тот съебался
От педрил всех отказался
А у Чаплина не встал
Стар, башкой ебаться стал
Так с Фелистой забебался
Котелок в пизде остался
Плодотворной ночь была
Всех Фелиста заебла
Лозунг родился тогда
Вив ля русс, ле гранд пизда!
Всяк пробиться к ней старался
Тут наш план чуть не сорвался
Взбунтовались кинозвёзды
Им никто не лазит в пёзды
Все с Фелистою ебутся
Крики кинозвёзд несутся
- Мне бы захудалый хрен
Стонет блядь Софи Лорен
- Хуя жажду я взжит
Знаменитая Бриджи
А известная Гозэ
Пальцем лазает в пизде
Тейлор блядь Элизабет
Делает коту минет
Говорит Марина Влади
Или мы идём к той бляди
Или нахуй до обеда
Я к Володеньке уеду+
Взяв брильянтов две три горсти
Все пошли к Фелисте в гости
Та как раз под Чарльза Шмонти
Измывалась над Висконти
Рядом захлебнувшись в сперме
Возлежал сам Пьетро Джерни
И водою из сифона
Подмывался Ральф Полоне
И сказали кинозвёзды
- Не чета вам наши пёзды
Но позвольте нам узнать
Кто же будет нас ебать
Потому что видим тут
Год они не отойдут
И ответила Фелиста
- Знала я артиллериста
На Урале он в Тагиле
Вы бы наших попросили
Проводила шоблу эту
К нашему оргкомитету
Наши видят план трещит
У девиц внутри пищит
И для бабьего капризу
Шлют в Москву запрос на визу
Через сутки наш пилот
Приземляет самолёт
Рейсом из Тагила в Ниццу
Сами катят трап девицы
Люк открылся и по трапу
К небу взмыв в привете лапу
Шёл под взглядами актёров
Спиридон Мартыныч Кторов
Для заправки кинозвёзд
Хуй в руках блаженно нёс
Так шагал его качая
Бабы прыгали кончая
Дружно хлопали в ладоши
К хую лезли вон из кожи
Шли за ним с улыбкой милой
Делегаты от Тагила
Каждый чинно благородно
Нёс сифон с водой холодной
Сувениры тагильчан
Каждый был с Фелистин чан
Спиридон с утра в субботу
Начал бурную работу
Кинозвёзд всех переёб
Так что две сыграли в гроб
Хуй с пиздой на этот раз
Наше кино дело спас
Всем давно всё стало ясно
Лучший фильм единогласно
Был советский наш Хуёвский
Киностудии Свердловской
Сам Феллини был на пятом,
А Хичкок на сорок пятом
Со своей пилюлей сладкой
Каждый был до ебли падкий
Каждый любит это дело
Еблю ждёт любое тело
Догадался лишь один
Наш советский гражданин
Дело как ты не верти
Может хуй с пиздой спасти
Вознесём же лавра листья
Спиридону и Фелисте!

5

Чапаев

ПРОЛОГ

Дан приказ ему на Запад,
Ей в другую сторону,
Уходили добровольцы
На Гражданскую войну.

Революции, сраженья,
"Зимний" брали, пили квас,
И однажды днём осенним
Привели героя в класс:

Тут подробней:
В перемену, как обычно,
Класс наш дружно отдыхал,
Кто ебал комсорга Лену,
Кто в "очко" в углу играл.

Прозвенел звонок: затишье,
Все расселись по местам,
Распахнулась дверь, степенно,
Выплывает в класс "Мадам".

Ну, "Мадам" - это "классуха"
Так себе, ни то, ни сё,
В общем бросим эту тему,
Так как речь не про неё.

Оглядела нас сурово,
Покрутила головой,
Что-то крикнула кому-то,
И вот входит наш герой.

Улыбается лукаво,
На груди медали вряд,
Орден слева, орден справа,
Хоть сейчас, прям на парад.

Все привстали, дружно сели,
Поздоровавшись, и вот,
Приготовились мы слушать,
Что нам дедушка споёт.

Тут герой нам речь толкает,
Что участник, мол, войны
И расскажет нам преданья
Той далёкой старины.

Как участвовал в сраженьях,
Как с Чапаем, воевал,
Я ж, на память не надеясь,
Всё в тетрадку записал.

ГЛАВА 1

Ну начнём сперва с Чапая,
Славный малый, что кривить,
После длительной попойки
Мог берёзку хуем сбить.

Ординарец Петька, бабник,
Шустрый малый, не отнять,
Трахал всё, что шевелилось,
Там где взглядом мог достать.

Дмитрий Фурманов был чудо,
Комиссарил как герой,
Да семья не без урода -
Был наш Дмитрий "голубой".

Ну а Анка: эта Анка:
Чуть раскосые глаза,
Всё в ней было так прелестно,
Но особенно пизда:

Вся в кудрявых волосёнках,
Просто чудо! Да беда:
Не давала та пиздёнка
Ей покоя никогда.

На привале, иль в походе,
Иль в горячечном бою,
Довела совсем бабёнку,
Так и тянется к хую!

Это главные герои,
И о них пойдёт здесь речь,
Для дальнейшего рассказа
Надо силы приберечь.

ГЛАВА 2

После долгого похода,
По лесам, среди болот,
Шла дивизия устало,
Впереди ведь отдых ждёт.

Вот деревня, куры квохчут,
Речка рядом, избы вряд,
- Принимайте постояльцев,
Красной Армии отряд!

Сходка! Сходка!
К сельсовету,
Как зверьё на водопой,
Все, от мала до велика,
Дружно двигают толпой.

Там на площади избушка,
Покосилась, стёкол нет,
Вот он наш простой, народный,
Деревенский сельсовет.

Все собрались, сбившись в кучу,
Вопли, ругань, давка, крик:
Вдруг весь шум, как ветром сдуло -
На крыльцо взошёл старик:

Попердел, икнул, покашлял,
Почесал слегка мудя,
Обратившись к командиру,
Речь торжественно ведя.

- Вот, стал-быть, ебёна корень,
Мы народец здесь простой,
Раз притопали, - хуй с вами,
Становитесь на постой!

Командир Василь Чапаев
Мутным взором поводя,
От такого объявленья,
Чуть не ёбнулся с коня.

- Ах тыконтра!!! Бляха-муха!
Это так встречаешь нас?!
Самогонка где!? Где бляди?!
Где, я спрашиваю вас?!

- Мы сражались с беляками,
Шли тяжёлые бои,
Заебались от похода
Все мои богатыри!

Потому, без промедленья,
Издаю я свой приказ:
- Чтоб по высшему разряду
Обеспечили всех нас!

- Самогон, картошка, сало,
Чтоб всё было на столе!
- Чрезвычайное веселье
Объявляю я в селе!

Снова шум поднялся, крики,
Кто-то пасть кому-то рвёт,
Кто уж бабу ставит раком,
Самогонку кто уж пьёт:

Перепортили всех девок
Пролетарские концы,
Так умеют развлекаться
Красной Армии бойцы!

ГЛАВА 3

Рано утром видим Анку,
За околицу идёт,
На лугу, опохмелившись,
Петька чистит пулемёт.

- Здравствуй, Петенька-цветочек,
Улыбаясь говорит,
- И меня ты с пулемётом,
Обращаться научи!

Петька думает:

- Шалава...,
Спозаранку поднялась:
Мне ни разу не давала:
С командиром всё еблась:

Это мысли:
А на деле, улыбнувшись во весь рот,
Усадивши подле Анку,
Начал Петька свой урок:

- Это - "ушки", это - "щёчки",
- Вот - затыльник, вот - затвор,
- Вот сюда - вставляем ленту,
- А вот здесь - прицел берём.

Объясняет терпеливо
Как устроен пулемёт,
И чуть-чуть поближе к жопе,
По спине рука ползёт.

- Это - груди, это - ляжки,
- Это - жопа, вот - пизда,
И уже торчит игриво
Из штанов его елда:

Вдруг Анюта спохватилась:
- Петя! Петя! Что несёшь?
- Ах бесстыдник, ах проказник,
- Ты меня не проведёшь!

Петя тут слегка смутился,
Потупив чуть-чуть глаза:
- Не давала мне покоя
Уж давно твоя пизда!

- Анка! Солнышко лесное!
Засадить тебе хочу,
Каждой ночью, до рассвета,
На тебя я хуй дрочу!

И от нежных слов от этих,
Анку бросило аж в пот,
Загорелось, засвербело,
Зачесалось промеж ног.

- Ну-ка, Петенька, покаж-ка
Из штанов ты молодца,
- Матерь Божья!!!
- Не видала в жизни лучше я конца!

Длинный, важный, толстый, сильный,
Сразу видно - богатырь!
Ты давай, поторопись-ка,
Загони в меня свой штырь!

Опрокинулась на спину,
Ножки в стороны, и вот.
Видим чудную картину -
Анку Петенька ебёт.

Засадил с размаху, крепко,
Аж до самых до корней,
Анка шепчет еле слышно:
- Петя: Петенька: Сильней:

Ну а Петя рад стараться,
В этом деле он горазд,
Трахал боком, трахал раком,
Не забыл он и про зад.

Анка уж кончать не может.
В доску парня уебла,
Под конец, приутомившись,
В рот у Пети хуй взяла.

Облизав сперва головку,
Заглотила целиком,
Тут оргазм пришёл и к Пете,
Подкатил как снежный ком.

С громким воплем, в дикой страсти,
Он ей голову прижал,
Затолкав елду по яйца,
Он кончал, кончал, кончал:

Анка чуть не задохнулась,
Засосав его конец,
- Да: Давно так не ебалась:
- Ай да Петя, молодец!

Утомлённо полежали,
Отдохнувши, а потом,
Приведя себя в порядок
Разом двинулись в село.

ГЛАВА 4

А деревня вся с похмелья
Спозаранку поднялась,
Снова бурною рекою
Самогонка полилась.

И опять за бабу дрались
У амбара два бойца,
А потом её ж ебали
У амбара, в два конца.

Кто-то ёбнулся с порога.
Пизданувшись головой,
А потом курей гоняли,
Вдоль деревни всей толпой.

В общем лихо, как обычно,
Развлекается народ,
По дороге прямо к штабу
Анка с Петькою идёт.

В штабе будет совещанье
Сам Чапаев проводить,
Отъебёт всех для порядка,
А потом начнёт пиздить.

Надо нам поторопиться,
Весь собрался уж народ,
И послушаем о чём же,
Там Чапаев речь ведёт.

СОВЕЩАНИЕ В ШТАБЕ

- Вам, блядям и пидорасам
Должен прямо я сказать:
Где-то белые здесь рядом,
Нам придётся бой им дать!

Говорил Чапаев круто,
И рубил слова с плеча,
Вспоминал про чью-то матерь,
Хуем по столу стуча.

- Вы тут, суки, охуели,
Вам бы баб ебать, да пить!
Будем мы сейчас ученья,
Здесь штабные проводить!

Принесли мешок картошки,
Разложили на столе,
- Это "белые", вот пушки,
Это я! На скакуне!

- Вам понятно мудазвонам,
Как мы будем в бой ходить?

Чтобы нас не разъебали
Белых нужно победить!

А теперь, для настроенья,
Боевой чтоб дух поднять,
Надо Димке-комиссару
В заключенье слово дать!

- Чтой-то я его не вижу:
Неужели его нет?!
- Под столом укрылся, сука!
Петьке делает миньет.

- Ах ты ж курва голубая!
Ну, достался комиссар:
Чуть маленько зазеваюсь,
Сразу вижу голый зад!

Тут и Дмитрий появился,
Томным взглядом всех обвёл,
Вытер губки, облизнулся,
И такую речь завёл:

- Как нас Партия учила,
Как сам Ленин говорит,
Власть Советов непременно,
Очень скоро победит!

И тогда по всей планете,
Для народа, навсегда,
Будут "розовые" страны,
"Голубые" города!

- Ленин!: Партия родная!:
Заблестели вдруг глаза,
Кто-то здесь спросил несмело:
- А ты Ленина видал?

- Хм:,
- Мы с "Картавым" "Зимний" брали!
Он нас сам повёл на бой,
И скажу вам по секрету:
- Ленин тоже "голубой"!

Тут Чапаев враз взметнулся:
- Эй, "петух", хорош пиздить!!!
- За слова такие можно,
По ебалу получить!!!

- Всё! Ебок! Кончай собранье!
Расходитесь по домам!
- Завтра утром на рассвете,
Белякам просраться дам!

ГЛАВА 5

Только лишь чуть солнце встало,
Показавшись из-за гор,
Над деревнею уснувшей
Протрубили общий сбор.

Все с похмелья, чуть живые,
Кое-как собрались в строй.
Дан приказ: - Опохмелиться!
Предстоит нам жаркий бой!

Сам Чапаев с краткой речью
Дал напутствие бойцам:
- Ежли кто вдруг обосрётся,
Самолично в харю дам!

Это сразу всех взбодрило,
Улыбаются бойцы:
- Шел бы на хуй, ты, мудила!
Отвечают молодцы.

Вышли в поле за деревней,
Вновь приказ: - Окопы рыть!
Чтобы белые внезапно
Не смогли нас здесь накрыть!

Окопались, притаились,
Зарядили пулемёт,
Барабанный бой раздался -
- Офицерский полк идёт!

Скоро будет заваруха,
- Кто кому ебло набьет?
Но комдив, Василь Чапаев,
Круто белых наебёт!

За пригорком, в перелеске,
Притаился конный взвод,
Как наступит миг хуёвый,
Так он в бой тот час войдёт.

Ближе рокот барабанный,
Вот уж стяги их видны,
Приготовились к атаке
Пролетарские сыны.

- Вон они!
Как на параде,
Наклонив вперёд штыки,
Дружным строем, шаг чеканя,
- Наступают: мудаки!

Комиссар аж встрепенулся,
Часто, часто задышал,
- Вот где я бы развернулся:
- Всех до смерти б заебал!

- Ща бы выйти из окопа
В губки всех расцеловать:
Снять штаны, подставить жопу,
А придётся в них стрелять:

- Наши как-то мелковаты,
Да всё больше баб ебут,
Трудно бедным педерастам
Жить в Гражданскую войну:

Ближе белые подходят,
И всё также держат строй,
Но молчат пока окопы,
Тут команда всем: - Огонь!!!

Сразу залп, второй и третий,
Тараторит пулемёт,
Летним утром на рассвете
За деревней бой идёт!

Крепко белые насели,
Красных пиздят в пух и прах,
И почти что одолели,
Нету духу уж в бойцах.

А Чапай из-за пригорка
Всем конец свой показал,
Запасному ясно взводу:
- Знать хуёвый миг настал!

Вмиг вскочили в сёдла птицей,
- Шашки - вон!
Наперехват,
Выручать чуть не разбитый
Красной Армии отряд.

В бой врубились грозной тучей,
Разметали беляков,
- Что, наелся гад ебучий,
Ты Чапаевских клинков?!

Офицеры с перепугу
Разбежались кто куда,
И же гремит над полем
Пролетарское: - Ура!!!

Разъебали белых крепко,
- Ну Чапаев, ну герой!
После трудного сраженья
Возвращаемся домой:

ГЛАВА 6

- Значить, так: - сегодня праздник!
Командир провозгласил,
И по случаю такому,
Всех он в гости пригласил.

Вот стоит среди деревни
Командирская изба,
Нам не нужно приглашенья,

Мы и так зайдём туда.

За столом собрались други:
Анка, Дмитрий и Петро,
За здоровье командира
Пьют вонючий самогон.

Сразу хлопнули по двести,
Повторили, и опять,
Ту сивуху снова стали
По стаканам разливать.

Все слегка подзакосели,
Завязался разговор,
Про своё мировоззренье
Здесь Чапаев речь повёл:

- Я - мужик простой, ребяты,
Командир я лишь в бою,
- Вот сижу я здесь и с вами,
Самогонку тоже пью!

И в любое время суток
Можно смело забегать:
- Вот, к примеру, я бухаю,
- Так и ты садись бухать!

Петька тут не утерпевши:
- Ну, Василий, ну даёшь:
- А, к примеру, я вошедши,
А ты Анку здесь ебёшь?

- Что?! Кого ебу я? Анку?!
- Ну ты, Петя, пизданул:
- Ах ты блядская зараза!!!
- Ты похож ей тоже вдул?!

- Ну-ка, суки, признавайтесь!
- Что?! Еблись?! Вот то-то мне!
- Разливай-ка поскорее,
Что-то скучно здесь в избе!

Пизданули по стакашку,
Закусили огурцом,
И Анюта осмелевши
Потянулась за концом.

К командиру потянулась:
Знает, стерьва, где начать,
Как-никак, а все ж начальник,
Надо тоже понимать.

А Василий не терялся,
Расстегнул тот час штаны:
- Уговаривать не надо!
- Мы, чай тоже не паны!

Сгрёб Анюту он в охапку,
Завалил спиной на стол,
Лихо хуем размахнулся
И по яйца весь вошёл.

Дмитрий млея, с томным взглядом,
Лезет к Петеньке: и вот,
Рядом с Васей по соседству
Комиссара он ебёт!

Вот так ебля с переплясом!
Любо глянуть, красота!
Вам такого видеть, братцы,
Не придётся никогда!

Как Анюту Петька с Васей
Приподняли на хуях,
А затем её вертели,
Как шашлык на шампурах.

Дмитрий тоже выебнулся:
Сразу два конца взял в рот!
Да чуть-чуть не захлебнулся,
Думал щёки разорвёт!

Долго-долго развлекались
Неразлучные друзья,
И сажу вам не колеблясь:
- Кама-Сутра - то хуйня!

После снова долго пили
Тот вонючий самогон,
И опять там продолжался
Сексуальный марафон.

Ебля боком, ебля раком,
Ебля в зад и ебля в рот,
На столе, на печке, в баньке,
Перечесть я всё не смог.

Под конец повырубались,
Трахать нету больше сил
Всю пизду расковыряли.
А из жопы пар валил.

Спят усталые ребята,
Спят усталые концы,
Так умеют развлекаться
Красной Армии бойцы!

ГЛАВА 7

Вот и ночь, а на рассвете,
Наточив опять штыки,
Подбираются к деревне
Недобитки - беляки.

Окружают помаленьку:
Взять реванш они хотят:
Тишина стоит в деревне -
Напиздились все и спят.

Вдруг внезапно грянул выстрел,
Поднялась тут кутерьма,
Да и как же быть иначе,
Шла Гражданская война!

Полупьяные, спросонья,
Ошалевшие бойцы,
Разбегались по деревне
Как горох во все концы.

Дмитрий Фурманов геройски
Честь дивизии спасал
Знамя в жопу затолкавши
Как сайгак в степи скакал!

Анка, Петька и Чапаев
Огородами: к реке,
Путь спасения искали
Горемычные в воде.

Широка страна родная,
Широка река Урал,
Расскажу вам напоследок,
Как Чапаев погибал:

В воду прыгнули, поплыли,
Анка с Петькой впереди,
Приотстал чуть-чуть Чапаев,
Плыл немного позади.

Жопа Анкина мелькает,
Из одежды - ничего,
От такого обозренья

Хуй поднялся у него!

- Вот те раз!
С такой едлою
Быстро выбьешься из сил,
Донный ил поднявши хуем,
Он корягу зацепил.

Дёрнул влево, дёрнул вправо,
- Всё, пиздец, попал в беду!
Крепко держит та коряга
Прицепившись за елду.

Долго крыл он всех хуями -
Ведь ни взад и ни вперёд,
Беляки же не дремали,
Прикатили пулемёт.

Вот и очередь раздалась,
И пускает пузыри,
Наш герой - Василь Чапаев -
Легендарный командир.

Так погиб он смерть храбрых,
Утонув в реке Урал,
И легенду здесь про это
Я в тетрадке записал.

ЭПИЛОГ

- Это весь мой сказ, ребятки,
Всю вам правду рассказал,
Доложу вам по секрету:
- Я от Петьки всё узнал!

Он тогда с Анютой спасся,
Повезло: Ебёна мать,
Да и я, клянусь, не стал бы,
По нему тогда стрелять.

- Петька - мой брательник младший,
Он за красных воевал,
Я ж, за белых был в ту пору -
С пулемёта я стрелял!

- Вот она судьба какая:
В рот ебать бы ту войну:
- Захуячил я Чапая!
- И он враз пошёл ко дну!

Класс притихший, охуевший,
- Ну и дед: Ну и дела:
Много бедствий натворила
Та Гражданская война!

Дед поднялся, поклонился,
За приём благодарил,
Мы просили чтоб он чаще
В нашу школу приходил.

- Надо чтить своих героев!
Говорил он под конец,
Вот и всё: а после,
Говорю я вам: - ПИЗДЕЦ!

6

СИФИЛИАДА

С. Ботвинник - курсант 6-го курса Военно-Медицинской Академии, 1949 г.

Хотел бы смерть ее воспеть я,
Но нет пора не подошла,
Она живет тысячелетья,
Она насмешлива и зла.

Она идет по всем дорогам,
Сильна, обманчива, хитра,
Покинув мир под Таганрогом
Она родится у Днестра.

Она и в парке и в вагоне,
В любой стране, в земле любой,
Случайно скрывшись от погони,
Она идет сама собой.

Она придет внезапно в гости,
Страшнее сказочных старух,
Проникнет в кровь, оближет кости,
Откусит нос, отнимет слух.

И одержав легко Победу,
В глухую ночь иль ясным днем,
Лизнет жену , прильнет к соседу,
И с ним в другой ворвется дом.

Мне не создать ее портрета,
Моя поэзия бедна,
Я вижу сам, что спирохета
Еще действительно бледна.

Мне б описать ее проворней,
Белесой, тонкой без прикрас,
Такой, какою в туши черной
Узрел Шаудин в первый раз.

Мне доказать, что не позором,
Несчастьем встреча стала с ней,
Она проникнет в кровь и вором
В тени таится 20 дней.

И недрожат твои колени,
Ты улыбаешься судьбе,
Не видел пятнышек на шее
Иль покраснений на губе.

Тебе тревоги не знакномы,
Спокойно ровно дышет грудь,
И рост первичной сифиломы
Тебя не трогает ни чуть.

Ты молвишь:"Прыщик, ну так что же,
Не столь тревожно, сколь смешно",
Но с каждым днем на темной коже
Краснее круглое пятно.

У основания уплотнение,
Покаты ровные края.
И вот впервой вкусит волнение
Душа беспутная твоя.

Но окончательно угроза,
Тогда лишь станет пред тобой,
Когда в тисках парафимоза
Головка станет голубой.

Потом малиновой громадой
Она заноет заболит,
Созреет гроздью виноградной
Регионарный аденит.

И вот тогда лишен покоя,
От страха потный по ночам,
Ты на конец махнешь рукою
И обратишь стопы к врачам.

Ты у окошка в кабинете ,
Подъемля взоры в небеса,
Начнешь ты клясться, что на свете
Бывают все же чудеса.

Что не болел и не лечился
Ты от рождения никогда,
Но против ветра помочился
И вот подобная беда.

Но врач в ответ посмотрит строго,
Отметит месяц и число,
Серозной жидкости немного
Возьмет на тонкое стекло.

Он член отечный перевяжет,
Он скажет это не пустяк,
Он не попросит, а прикажет
Сейчас же вспомнить что и как.

Ты молодец крепок и многих краше,
Но равнодушный ряд крестов,
Уже грозит падение чаши
Диагностических весов.

Смотри беспечно иль тоскливо,
Грусти иль смейся, пой иль плачь,
Но слово: серопозитива,
Уже подписывает врач.

Он шприц берет рукой привычной ,
Он быстро делает укол,
И вот из мышцы ягодичной
Уходит в кровь биохинол.

И по тончайшим капилярам
Стремиться злостью обуян,
За ним в атаку в гневе яром,
Рванулся неосальварсан.

В трудах рожденный непреклонных,
Стремясь помочь тебе в беде,
Войдет он в вены растворенный
В дистилированной воде.

Растет в борьбе с болезнью злою
Терапевтический эффект,
Но вот весеннею порою
Больной выходит на проспект.

Зеленый, ласковый, веселый,
Цветет над городом сирень,
Больной вспомнит про уколы
Быть может хватит двух недель?

Ведь член мой зажил понемногу ,
Мне все работы по плечу,
Да не порали уж дорогу
Забыть к мучителю врачу.

Сказал и сделал...чуть позднее,
Границ не зная на пути,
Болезнь рассыпалась по коже
Багрово- красным конфети.

Но в нем ли вызовет сомнение
Розеолезное пятно?
Ни зуда нет, ни шелушения,
Чуть тронь, рассыплется оно.

Зато игла не колет вену
И он хранит небрежный вид,
Когда идет пятну на смену
Лентикулярный сифилид.

Его узнать совсем не сложно,
Он эластичен, красноват,
Прощупать в толще кожи можно
Дискообразный инфильтрат.

Нигде ни жжения, ни зуда,
Ничто не колет, не болит.
Больной, решив: Опять простуда,
Весь день глотает стрептоцид.

Сочтя гриппозными симптомы,
И день и ночь храня покой,
Он мажет синькой кондиломы
И давит пустулы рукой.

Но все проходит по-немногу,
Пока не ведомо отколь,
На кости черепа и ногу
Не прыгнет ломящая боль.

Она найдет его в постели,
Со лба на грудь перелетит
И будет долгие недели
Больного грызть периостит.

Но метеором время мчится
И не оставивши рубца,
Периостит угомонится,
Обызвестится до конца.

Дела помчатся понемногу,
Пока не грянет миг такой,
Когда покажется больному ,
Что он ни потен ни больной.

Он выйдет весел, как и все мы,
Он бодр, как в прежние года,
И вот герой моей поэмы,
Ушел неведомо куда.

Мне не найти его дорогу,
Куда за ним я полечу?
Но приближаясь к эпилогу
И не могу и не хочу.

И раставаться с ним не в праве,
Ведь он придет к врачам не раз,
Сто раз кляня и боль в суставах,
И слух плохой и слабый глаз.

Когда в костях возникнут гуммы,
На коже россыпь бугорков,
И полысевший, злой, угрюмый,
Он верно вспомнит докторов.

Я написал страницы эти,
Чтобы в любом конце земли,
В любой больнице, кабинете,
Его читатели нашли.

Чтоб за стеною растояний,
Ни в глушь, ни в город- никуда,
Уйти не смела от вливаний
Тысячелетняя чума.

******************
Апрель 1949 г.

7

Гаухман В.Д.
(три рассказа о сифилисе
с необязательным приложением)

I. РАССКАЗ ИСТОРИКА

Когда на благо человека
С нехитрой помощью ветрил
В конце ХУ-го века
Колумб Америку открыл,
Когда испанские матросы,
От впечатлений одурев,
Пытливо дергали за косы
Индейских простодушных дев,
Болезнь, с которой в Старом Свете
Пока что не было хлопот,
Уже держала на примете
Матросский опытный народ-
Она успешно проникала
В их непривычные тела,
Но это было лишь начало
Всечеловеческого зла.
Потом в испанские пределы
С нехитрой помощью ветрил
Поплыли тихо каравеллы,
А с ними сифилис поплыл.
Средневековье - предрассудки,
Умов зелёная тоска,
Иезуиты, проститутки,
Сопровождавшие войска.
Год одна тысча пятисотый -
Интриги, войны, кутежи,
Монахи, графы, гугеноты,
Шуты, любовницы, пажи...
Болезнь пошла победным маршем
С коварством тайным на челе
По всем владениям монаршим,
По всем державам ла Земле.
В эпоху ІІІ-го Ивана
Она проникла в нашу Русь,
И это грусть такого плана,
Что и измерить не берусь.
А время шло...
Менялись нравы,
Эпохи, стили, имена,
Причёски, кушанья, забавы.
Штаны, манеры, ордена.
Сменилась масса поколений,
Но подлый сифилис, увы,
Поныне жив как мрачный гений
Неплатонической любви.

II. РАССКАЗ УЧЕНОГО

Сифилис долго был трудной загадкой
Для просвещённых людей,
Существовало не меньше десятка
Всяких мудрёных идей.
Этого зла изучая природу,
Рвались врачи через тьму.
Сколько при том загубили народу,
Не сосчитать никому:
Мало того, что больных обижали,
Опыты ставя на них,
Были врачи, что себя заражали
Страшной заразой больных.
Ведь ни собаки, ни овцы, ни волки
Этих не ведают бед,
И потому-то различные толки
Длились четыреста лет.
Только в начале ХХ-го века,
В девятьсот пятом году
Щаудин с Юффманом - два человека
Установили беду.
Двое ученых добились ответа,
Двое воскликнули: "Вот!
Вот она, бледная та спирохета,
Что поражает народ!"
Вот она, бледная, словно графиня,
Движется мелким шажком,
То изогнется, то робко застынет,
Каждым дрожа завитком.
В колбе она и тиха, и тщедушна,
Солнца боится, кислот,
В спирте ей плохо, в карболке ей душно,
В суши совсем не живёт.
Но в человеке - как в собственном доме
Тут она знает своё,
Тут проявляется в полном объёме
Подлая сущность её,
Тут проявляется бешеный норов -
Всё она губит подряд,
Всё, что попало - и орган, который
Прежде всего виноват,
И уж такие места, что далече,
Что не виновны совсем -
Кости безвинные, бедную печень,
Перечень прочих систем.
Сифилис - это нелёгкие муки
На протяжении лет,
Так что спасибо героям науки
И безусловный привет!
Вспомним еще Вассермана с любовью -
Это была голова! -
Создал такую реакцию с кровью,
Что и поныне жива.
Эта реакция сразу находит
Те иль иные кресты,
Что подтверждают диагноз и входят
В полный комплект красоты.
И хоть мы верим, что дети и, внуки
Больших добьются побед,
Вечная слава героем науки
И безусловный привет!

III. РАССКАЗ ВРАЧА

Завершая этот длинный
Разговор начистоту,
С точки зренья медицины
Подведём теперь черту.
Как болезнь передается
В пользу жертв очередных?
Как здоровым удается
Перейти в разряд больных?
Путь любовный - самый главный,
В нём проблемы существо,
Но такой он, видно, славный –
Не оттянешь от него.
То, едва успевши детство
В путь-дорогу проводить,
Начинают это средство
Сходу в практику вводить.
То, забывши от склероза,
Что ему не двадцать лет,
Старец с пылкостью матроса
Ищет страсти и побед.
То в гостиничной кровати,
Коньяком заправив кровь,
Кто-то суточные тратит
На минутную любовь.
То жена, изнемогая,
Пишет мужу целый гимн,
А рука её другая
Обнимается с другим.
То шофёр подвозит тётю
От села и до села,
И выходят при расчёте
Те же самые дела.
По сравненью с увлеченьем
Этой страстью половой
Очень малое значенье
Путь имеет бытовой.
Чтоб мочалка или паста
На троих людей одни –
Это всё-таки не часто
Встретишь в нынешние дни.
Через 20 дней, не сразу
После встречи роковой,
Проявляется зараза
На системе полосой.
Но подумает он разве,
Пострадавший индивид,
Что за сила в этой язве,
Безобиднейшей на вид?
Жизнь идет, как удалая
Развесёлая игра,
Без леченья заживает
Язва в месяц - полтора.
Всё прекрасно и толково,
Не житьё, а красота!
Но внезапно у больного
Сыпь на коже живота.
Грудь обсыпало и руки,
И миндалины, и рот...
Это значит по науке –
Дальше сифилис идёт.
Ну, а ежели значенья
Не придаст опять больной,
То без всякого леченья
Сыпь пройдёт сама собой.
А потом возобновится,
А потом опять пройдёт.
И годами будет длиться
Этот кругооборот.
Сыпи меньше, сыпь крупнее,
Сипл бедняга и гундос,
Пятна белые на шее.
Выпадение волос.
Всё пройдет и будет снова,
Так минует года три,
И наступят у больного
Поражения внутри.
Гибнут кости в теле оном,
Мозг спинной и головной,
И себя Наполеоном
Вдруг объявит наш больной.
Мало этого - и дети,
Коль была больною мать,
Появляются на свете,
Чтоб от люэса страдать.
А лечение успешно?
Безусловно и всегда,
Но, чем раньше, тем, конечно,
Легче лечится беда.
А чтоб горе не пристало,
Понимает большинство:
Не люби кого попало -
И не будет ничего.
Ведь, хотя он и опасен,
Хоть приносит страшный вред,
Чем он, сифилис, прекрасен? -
Хочешь - будет, хочешь - нет.

НЕОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ
I.РАССКАЗ БОЛЬНОГО

Я многих любил.
Ту - за пылкую страсть,
А ту - что холодной осталась,
Ту - только за то, что легко поддалась,
А ту - что противилась малость.
Одну - за высокий классический лоб,
Другую - за лобик кретинки.
Брюнетки влеку! Но не помню я, чтоб
Меня не влекли и блондинки.
Одна - стюардесса, другая вином
Торгует на местном базаре,
И жизнь до сих пор проходила в сплошном
Приятном, любовном угаре.
Однажды любил я, не помню кого,
Но помню - немного косила.
И чем привлекло меня то существо?
Какая нечистая сила?
Минуло недели, наверное, три
С момента любовного дела,
И вдруг я увидел, что там, изнутри,
Какая-то язвочка села.
Дней пять я ее в марганцовке купал,
И водкой мочил, и слюною,
Но, толку не видя, я духом упал
И думаю - что же со мною?
А тут, в довершение этой беды,
В паху налилися желёзки...
Всю ночь по лицу, оставляя следы,
Катились обильные слёзки.
Пошел в диспансер я, проклявши житье.
Спустил заграничные брюки
И отдал библейское место свое
Врачу в её девичьи руки,
Смотрели мне в рот к в другие места,
Кололи, царапали, мяли,
А после сказали: "Хоть кровь и чиста,
Вы сифилис всё же поймали".
И вот я лежу средь таких же бойцов,
Весь в белом лежу, как невеста,
И чую, что это, в конце-то концов,
Моё настоящее место.

II. РАССКАЗ БОЛЬНОЙ

Я сама с простых, конешно,
Рассуждать мне нелегко,
А кого любила нежно
-Он далёко-далеко.
Где он, сокол мой, с которым
Я встречалась цельный год?
Где гудит своим мотором?
С кем, изменчивый, живёт?
Я потом любила Колю
-Был он в шляпе и в очках,
А потом любила Толю –
Весь он спереди - в значках.
А потом любила Пашу –
Ох, красавец был мужик!
А потом любила Сашу,
Что уехал в Геленджик.
А потом любила Митю
-Ох, душа его щедра!
А потом любила Витю,
Гошу, Лешу и Петра.
А потом однажды села
Перед зеркалом гадать
И гадаю - в чём же дело? –
Волос начал выпадать.
И на всей моей причёске
Сто плешинок тут и там.
Что - парик купить для носки
Иль податься к докторам?
А потом во время песни
Чую: голос мой осип —
Вместо музыки, хоть тресни,
Из меня выходит хрип.
Я пошла к врачу несмело,
Объясняю, чем больна.
Осмотрел моё он тело
И сказал мне: "Вот те на!
Что ж ты дома-то сидела?
Что ж ты раньше не пришла?
Ты взгляни на это тело -
По тебе же сыпь пошла.
И ведь это ж не начало,
Это - старая беда.
Может, язву замечала?
Говорю, что вроде - да.
А как влезла я на кресло,
Доктор серым стал, как дым,
И сказал, когда я слезла:
Ох, завидую слепым!
Это ж сифилис, понятно?
Понимаешь или нет?''
Я гляжу на эти пятна,
На красивый красный цвет,
Я рыдаю безутешно,
Ну, а доктор из очков
Строго смотрит и, конешно,
Спрос ведет про мужичков.
А чего скажу я, братцы,
Коль не знаю их почти? -
Не начну же я трепаться
Про очки да про значки.
Вот лежу я на кровати,
Горько думаю про то,
Что от всех уколов сзади
Уж не зад, а решето-
И ещё одно немило:
Без мужчин - такая грусть
Я и тут бы полюбила,
Только триппера боюсь.

8

Баллада о гонореи.

1.Вступление.

Сядьте, дети, в круг скорее
Речь пойдет о гонорее
Отчего бывает вдруг
Этот тягостный недуг.

2.История вопроса.

Эта маленькая хворь
Популярная как корь
С давних пор известна людям
И скрывать того не будем
Что и римском Колизее
Разбирались в гонорее,
Египтянин вы дельте Нила
Тоже выглядел уныло
Коль в тени от пирамид
Чуял острый уретрит.
Скифы и македоняне
Ей сполна платили дани
Знала даже Иудея
Что такое гонорея
И кляня былую страсть
Они плакали, мочась.
Год за годом, век за веком
Древний грек стал новым греком
Эра новая, но вот
Гонорея не сдает
Несмотря на все дела
Эта хворь пережила
И эпоху Ренессанса
И открытие планет
И суворовских побед
И Руссо и Ламартина
И Дюма - отца и сына.
И отнюдь не став новей
Дожила до наших дней.

3.Возбудитель заболевания.

Открыт в 19 веке
Название ему - гонококк
Открыт он был Нейссером неким
Взявшим удачно мазок
Над трудной задачей этой
Потело немало мужей
Но в тонкостях этого дела
Они разбирались хужей.
Немало ошибочных мнений
Пришло от ученых господ
И Нейссер Альберт - это гений
Прославил немецкий народ.
Лишь он, постаравшись немало
Отверг многолетнюю ложь
И вся профессура сказала
Вот это ты, Алик, даешь!
Все понял товарищ ученый
Зачем, отчего, почему
За что от больных миллионов
Большое спасибо ему.

4. Пути заражения.

Что за болезнь эта такая
Из-за каких таких причин
Она у женщин возникает
И возникает у мужчин
А суть в единственной причине
С рожденья и спокон веков
Тянуло женщину к мужчине
Тянуло к бабам мужиков
И сотрясали землю страсти
И приводили к сотням бед
И никакой над ними власти
И никаких уроков нет.
Помочь сознательность могла бы
Но этот фактор очень слаб
И мужиков желают бабы
И мужики желают баб.
И гонококк микроб способный
И как невидимый злодей
Он в результате дел подобных
Так и блуждает средь людей.
Болеет тот, кто грешен
И потому увы и ах
Болеют полные невежды
Болеют умники в очках
Болеют чукча с папуасом
Солдат пехотного полка
Ученик седьмого класса
И левый крайний «Спартака»
Болеют критики, крестьяне
Пенсионеры, малыши
И атеист, и христианин
И адвентист седьмого дня
Заболевают где попало
Везде встречаются с бедой
На сеновалах и в подвалах
И на воде и под водой
И на траве и в самолете
На пароходе и в купе
И в кабинете на работе
И на скамейке и т. д.
Заболевают от знакомых
А от чужих - почти всегда
И имя светлое потом их
Не могут вспомнить никогда
Везде подстерегает случай, момент
И вы уже больны
А кто особенно везучий.
Подхватит триппер от жены.

5. Течение болезни.

Будучи заражены, безусловно вы больны,
Но не сразу, ох не сразу
Люди чувствуют заразу
И живет себе мужик
Как умел и как привык
Утром мчится на работу
Пьет «Столичную» в субботу
Кто в кружок на спевку ходит
Кто любовницу заводит
Кто на танцы, кто в кино
И в таком привычном стиле
Пролетают дня четыре
Но однажды на рассвете
Оказавшись в туалете
Замечает мужичок
Что из члена гной потек
И рассматривая орган,
Говорит он «гутен морген»
А как станет он мочиться
Начинают слезы литься
И идет такая резь
Извивается он весь.
Если мочится и плачет
Знают все, что это значит
Но допустим, мужичок
Месяц мочится под крик
Но идти к врачу не хочет,
Потому что стыдно очень
Что же будет постепенно
Может гной совсем пропасть
И мочиться станет всласть
И подумает больной
Что прошло само собой
И опять живет мужик
Кто умеет, как привык
То есть ходит на работу
Пьет «Столичную» в субботу
Кто в кружок на спевку ходит
Кто любовницу заводит
Кто на танцы, кто в кино
Кто играет в домино
Но такие мужики
Безусловно дураки
Все они однажды ухнут
Ой-ой-ой, яички пухнут
И не пить им и не есть
И не лечь им и ни сесть
И о помощи крича
Кличут граждане врача
Гонорея-то не мед
И к бесплодию ведет
И одна из всех причин
Импотенция мужчин
То есть вроде он мужчина
В смысле роста или чина
Есть усы, есть борода
В общем парень хоть куда
Но на самом деле он
Жить не без женщин принужден
Больше дела, чем дружить
Он не может предложить
И не мчится на работу
И не пьет уже в субботу
И в кружок уже не ходит
И любовницу не заводит
Ни на танцы, ни в кино
Лишь играет в домино
Гонорея - она не мед,
Это каждый пусть учтет.
6. Профилактика.
Как прожить без гонореи
Избежать ее вернее
Проще, граждане всего
Не влюбляться ни в кого
Вместо всяческих Любовей
Лучше телом быть здоровым
Если есть любовный зуд
Выйди с удочкой на пруд
Изучай любимый край
Или марки собирай
Или копайся в огороде
Или что-то в этом роде
Но как сказано уже
Это нам не по душе
Нам давай, друзья, гулянку
Да бочонок вина бы
Да побольше разных баб бы
А вот это очень дурно
И чтоб выглядеть культурно
Заведи себе одну
То ли бабу, толь жену
И люби ее, и режь
И целуй ее и ешь
Ну, а если заболел
Ты не жди тяжелых дней
Плюнь на член и на мочу
И скорей беги к врачу.

Да, забыл сообщить что автор этих двух произведений, типо Сифилиады  и Гоногеады  Семен Ботвинник, известный ученый медик и поэт присутствует на стендах, в центре Питера с цитатами и портретами. Мимо них частенько проходит  и экс-чемпион мира по шахматам  А.Х.
Особое  мое внимание к медицинской теме связано с ЧР , который будет в Улан-Баторе, где носителей этой прелести немало, мягко говоря.

9

СПИДИАДА

Мало что был сифилис.
Гонореи мало
Та беда не вывелась -
Новая настала
Снова человечество
Ходит с мрачным видом -
Жизнь его калечится
Новомодным СПИДом

ЧАСТЬ I.СКАЖИТЕ, ПОЧЕМУ?

Очевидно, все прекрасно
Понимают это -
Жить ужасно и опасно
Без иммунитета,
Значит, лёгкая зараза,
Мелкая хвороба
Могут с первого же раза
Довести до гроба.
Счастья нет без лимфоцитов
С крепкою закалкой,
Жизнь от этих дефицитов
Будет очень жалкой.
Как же это начиналось
И с чьего почина?
Разобраться б надо малость,
В чём первопричина.
В СЭШЭА, стране богатых,
Ну и бедных где-то,
На заре 80-х
Начиналось это.
Я не знаю - на рассвете
Или на закате
Старый вирус сына встретил
И сказал некстати:
"Ты уже созрел и вырос,
Милое создание.
Поручаю, ретровирус,
Я тебе заданье:
В организме человека
Лимфоцитов тучи,
Чья надёжная опека
Защищает лучше.
Ты ударь но ним, сыночек,
Всей своею мощью.
Преврати людей из бочек
В неживые мощи!"
Ретровирус антитезу
Выдвигает сходу:
''Как же я туда пролезу,
В организм к народу?
Человек живет в рубахе
Летом и зимою,
Даже худшие неряхи
Руки-ноги моют.
То штаны на них, то платье,
То пальто на вате.
Очень трудное занятье
Поручаешь, батя!"
Отвечает старый вирус:
''Выгоню с позором!
И в кого ты, дурень, вырос
С узким кругозором?
А любовь у них какая? –
Даже видеть тошно.
Там они с себя снимают
Всё, что только можно.
Гам такие трали-вали –
Жмуришься невольно!
Там и кожу бы содрали,
Если бы не больно.
Но сынок никак не рубит
В этом тонком деле:
"Если муж жену голубит
На родной постели,
А жена голубит мужа
На родной простынке,
Как же мне тогда, послушай,
Встрять посерединке?"
Говорит отец: "Однако,
Наказал всевышний! -
Нет у нынешнего брака,
Чтобы третий - лишний.
Да кабы б такое дело
Лишь у жён с мужьями!
А они же любят смело
И врагов с друзьями.
Любят ближнего соседа,
Дальнего туриста
(Хоть любовная беседа
Тут небескорыстна).
Любят негра и японца,
Босса и матроса,
Там, где юг, и там, где солнце
Не имеет спроса.
Любит женщина мужчину
За большую нежность,
За достатки не по чину
И с кудрями внешность.
Любит женщин представитель и
Мужеского пола,
Чья заветная обитель -
Где тепло и голо.
Ну, а проще, дурачина,
Наказать иное -
Коль мужчина и мужчина -
Это муж с женою.
Или если наркоманы,
Что одной иглою
В вену всякие дурманы
Вводят меж собою.
Ну, вперёд, где тьма и сырость,
Где контакт телесный!
Так и начал ретровирус
Свой поход известный.

ЧАСТЬ II. ОН

Нам от женщин только вред
Заявляю лично.
Мне - что есть они, что нет
Это безразлично.
Их змеиное нутро,
Хитрости и сплетни!
То им - серьги, то - ситро,
То — костюмчик летний.
Тюти-мути, поцелуй
В крашеные губки...
До кончины маршируй
Возле чёрта в юбке!
А разденешь - вообще
Помянешь Исуса:
Как в студенческом борще -
Никакого вкуса.
Да наденьте сарафан
На мужское тело -
Получается тюльпан,
Одуванчик белый!
А какие общность тем
И восторг моментов!
А отсутствие проблем
Типа алиментов!
Так что жизнь у нас кипит
И всегда в дороге.
Так что, если бы не СПИД,
Жили б мы, как боги!

ЧАСТЬ III. ОНА

Для грусти я как-то не знала причин.
В безудержном звоне металла
Ах, скольких товарищей (в смысле мужчин)
Я в жизни своей повидала!
Каких только не было!
Рыжих, худых, пузатых, с кривыми ногами...
Хоть, правда, одних не бывало средь них -
Таких, чтоб без кейса с деньгами.
Каких только я не держала в плену
Тот в Киеве жил, тот - в Джакарте.
Тот выдумал срочно такую страну,
Какой не разыщешь на карте.
Тот был рэкетиром, а тот - продавцом,
А тот - иностранным матросом,
А тот - уж настолько высоким лицом,
Что лучше не суйся с вопросом.
Один тараторил, другой, как врагу,
Сказал удивительно мало.
Бывало, по-русски совсем ни гу-гу,
Но я всё равно понимала.
Я столько порой получала в сезон
Удачной и щедрой охоты,
Что просто работать - какой же резон,
Имея такие доходы?
Пусть нетрудовыми и сделали их,
Но хлопоты под одеялом —
Работа нисколько не легче других
И вредностей тоже навалом.
Уже отстрадала я пять гонорей
И всякую мини-заразу,
И только со СПИДом я в жизни своей
Ещё не встречалась ни разу.
И хоть обвиняют, что я - паразит,
Но гложут тревожные мысли:
Какая же сволочь меня заразит
Последней инфекцией в жизни?

НЕОБЯЗАТЕЛЬНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ

I.РАССКАЗ БОЛЬНОГО

Я многих любил.
Ту - за пылкую страсть,
А ту - что холодной осталась,
Ту - только за то, что легко поддалась,
А ту - что противилась малость.
Одну - за высокий классический лоб,
Другую - за лобик кретинки.
Брюнетки влеку! Но не помню я, чтоб
Меня не влекли и блондинки.
Одна - стюардесса, другая вином
Торгует на местном базаре,
И жизнь до сих пор проходила в сплошном
Приятном, любовном угаре.
Однажды любил я, не помню кого,
Но помню - немного косила.
И чем привлекло меня то существо?
Какая нечистая сила?
Минуло недели, наверное, три
С момента любовного дела,
И вдруг я увидел, что там, изнутри,
Какая-то язвочка села.
Дней пять я ее в марганцовке купал,
И водкой мочил, и слюною,
Но, толку не видя, я духом упал
И думаю - что же со мною?
А тут, в довершение этой беды,
В паху налилися желёзки...
Всю ночь по лицу, оставляя следы,
Катились обильные слёзки.
Пошел в диспансер я, проклявши житье.
Спустил заграничные брюки
И отдал библейское место свое
Врачу в её девичьи руки,
Смотрели мне в рот и в другие места,
Кололи, царапали, мяли,
А после сказали: "Хоть кровь и чиста,
Вы сифилис всё же поймали".
И вот я лежу средь таких же бойцов,
Весь в белом лежу, как невеста,
И чую, что это, в конце-то концов,
Моё настоящее место.

II. РАССКАЗ БОЛЬНОЙ

Я сама с простых, конешно,
Рассуждать мне нелегко,
А кого любила нежно
-Он далёко-далеко.
Где он, сокол мой, с которым
Я встречалась цельный год?
Где гудит своим мотором?
С кем, изменчивый, живёт?
Я потом любила Колю
-Был он в шляпе и в очках,
А потом любила Толю –
Весь он спереди - в значках.
А потом любила Пашу –
Ох, красавец был мужик!
А потом любила Сашу,
Что уехал в Геленджик.
А потом любила Митю
-Ох, душа его щедра!
А потом любила Витю,
Гошу, Лешу и Петра.
А потом однажды села
Перед зеркалом гадать
И гадаю - в чём же дело? –
Волос начал выпадать.
И на всей моей причёске
Сто плешинок тут и там.
Что - парик купить для носки
Иль податься к докторам?
А потом во время песни
Чую: голос мой осип —
Вместо музыки, хоть тресни,
Из меня выходит хрип.
Я пошла к врачу несмело,
Объясняю, чем больна.
Осмотрел моё он тело
И сказал мне: "Вот те на!
Что ж ты дома-то сидела?
Что ж ты раньше не пришла?
Ты взгляни на это тело -
По тебе же сыпь пошла.
И ведь это ж не начало,
Это - старая беда.
Может, язву замечала?
Говорю, что вроде - да.
А как влезла я на кресло,
Доктор серым стал, как дым,
И сказал, когда я слезла:
Ох, завидую слепым!
Это ж сифилис, понятно?
Понимаешь или нет?''
Я гляжу на эти пятна,
На красивый красный цвет,
Я рыдаю безутешно,
Ну, а доктор из очков
Строго смотрит и, конешно,
Спрос ведет про мужичков.
А чего скажу я, братцы,
Коль не знаю их почти? -
Не начну же я трепаться
Про очки да про значки.
Вот лежу я на кровати,
Горько думаю про то,
Что от всех уколов сзади
Уж не зад, а решето-
И ещё одно немило:
Без мужчин - такая грусть
Я и тут бы полюбила,
Только триппера боюсь.

Все как раз в свете будующего чемпионата России в Улан-Уде. Кому не лень может набрать в гугле 2 слова Монголия  сифилис.

10

А. В. Добрынин

Противная американка

По имени Олбрайт Мадлен

напором тяжелого танка

Пытается "взять меня в плен".

Но формула смутная эта

Не может того затемнить,

что хочет старуха поэта

К сожительству нагло склонить.

Багрянцем пылает помада

На лике совином ее.

Противлюсь я робко:

"Не надо, Не трогайте тело мое.

Вы всё-таки где-то не правы

Ведь вам уж немало годков.

Хоть многим старушки по нраву,

Но верьте, что я не таков.

Вы дама культурная все же,

Зачем перешли вы на мат?

Какой вы пример молодежи,

Какой вы к чертям дипломат?

И разве для вас оправданье,

Что все происходит во сне?

Оставьте свои приставанья

И в брюки не лезьте ко мне.

И дергать за ядра не надо,

Они - деликатная вещь..."

Но дряхлая эта менада

Вцепилась в меня, словно клещ.

И на ухо мне прошипела:

"Умолкни, славянская вошь!

Свое худосочное тело

Америке ты отдаешь.

И ежели ты не заткнешся,

Тебя в порошок я сотру,

За мною ведь авианосцы,

Все НАТО и все ЦРУ.

За мной - неулыбчивый Клинтон

И пушки, несущие смерть,

Но если полижешь мне клитор,

То доллары будешь иметь".

Чапаев - и тот, несомненно,

Струхнул бы на месте моем,

И мы до тахты постепенно

Допятились с нею вдвоем.

Упал я в смятении духа

В звенящие волны пружин,

И вмиг завладела старуха

Сокровищем честных мужчин.

Свершилось - и взвыла старуха,

И пол заходил ходуном,

И гром, нестерпимый для слуха,

Змеей полыхнул за окном.

Поганками ввысь небоскребы

Поперли из почвы родной,

И образы, полные злобы,

Нахлынули мутной волной.

И Рэмбо, и дон Корлеоне,

И Бэтмен, и прочая мразь...

На темном ночном небосклоне

Реклама глумливо зажглась.

И сызнова дом покачнулся

То пукнул Кинг-Конг во дворе.

В холодном поту я очнулся

На мутной осенней заре.

Старуха куда-то пропала,

Один я лежу в тишине,

Но скомканы все покрывала

И пляшет реклама в окне.

Заморские автомобили

Под окнами мерзко смердят,

Вдоль стен под покровами пыли

Заморские вещи стоят.

Мой столик уставлен закуской,

Пустые бутылки на нем

И запах какой-то нерусский

Витает в жилище моем.

Моя несомненна греховность,

И горько кривится мой рот:

Вот так растлевают духовность,

Вот так подчиняют народ.

Поддался угрозам старухи,

К шальной потянулся деньге,

Хотя и одной оплеухи

Хватило бы старой карге.

Посулами старой ехидны,

Признайся, ты был потрясен.

Как стыдно, о Боже, как стыдно,

Пускай это был только сон.

Вздыхаю и мучаюсь тяжко,

Горя на духовном костре,

Но в тысячу баксов бумажку

Вдруг вижу на пыльном ковре.

И в новом смятении духа

Я думаю, шумно дыша:

"Старуха? Конечно, старуха,

Но как же в любви хороша!"

************************

Случайных встреч на свете нет,
И вот друг друга мы нашли;
Перемещения планет
К одной помойке нас вели.
Качаясь, ты к помойке шла,
Открыв в улыбке шесть зубов,
И враз мне сердце обожгла
Непобедимая любовь.
Душою я взлетел до звезд
И машинально закурил,
И чуть протухший бычий хвост
Тебе я робко подарил. Тебя умчать я обещал
В цветущий город Душанбе,
И цикладолом угощал,
И звал в котельную к себе.
Соединила нас любовь
В котельной, в сломанном котле,
Но мы отныне будем вновь
Скитаться порознь по земле.
Я скинул ватник и порты,
А майка расползлась сама,
Но тут захохотала ты,
Как будто вдруг сошла с ума.
Что ж, хохочи и не щади
Моих возвышенных идей,
Увидев на моей груди
Четыре профиля вождей.
Исполнил я свой долг мужской,
Но этого не будет впредь,
Не в силах к женщине такой
Я страстью подлинной гореть.
Мы в парк весенний не пойдем
С тобой бутылки собирать;
Нам никогда не быть вдвоем,
Раз на вождей тебе насрать.
Другую буду похмелять
Одеколоном я с утра
Ведь мне нужна не просто блядь,
А друг, соратник и сестра.

11

Не смотри, что рассеян в россыпь,
что ломаю и мну себя.
Я раздел эту девку - Осень,
и забылся, ее ебя.
Ах ты сука! Такое тело
меж блядьми мне не сыскать!
Сладкой влагой плодов вспотела,
кольца ягод в твоих сосках.
Распахнула! О алый бархат
губ и губ! сумасшедший визг!
Не могу!!! позовите Баха!
он напишет “сонату пизд”.
Ах пора ты моя живая!
Голова - голова - минет.
Разрывает меня, сжигает,
я кончаю…простите мне.

***********
"... Неважная честь, что б из этаких роз
Мои изваяния высились
По скверам, где харкает туберкулез
Где блядь с хулиганом да сифилис

( С. Есенин вроде )

***************

паема  "Т Р А Х Т О Р"
баловство студентов омского педагогического института.

                * * *

У озерной воды,
Под замшелой скалой,
Жил в деревне Дрозды
Паренек удалой.

Он красив был и смел,
Но вот главный момент:
Уникальный имел
Он в штанах инструмент.

Не любил он ишачить,
На коне не скакал -
Образ жизни лежачий
Лишь его привлекал.

Не лежал он надменно,
Если с кем-то сравним -
Кое-кто непременно
Находился под ним.

Дома и на природе
Он девчонок любил,
И за это в народе
Прозван Трахтором был.

Девок было как грязи
У парнишки в меню.
Он имел с ними связи
Раз по двадцать на дню.

Переспать мог с любою -
Наплевать сколько лет.
Те, одна за другою,
Уходили в декрет.

На селе наблюдался
Сексуальный психоз,
Постепенно остался
Без доярок колхоз.

Такова уж природа,
А страдает село:
Поголовье народа
Неуклонно росло.

Видя горы навоза
И недоенный скот,
Председатель колхоза
Грыз зубами капот.

Раз погреть свое тело
Он забился на печь
И решил:"Это дело
Надо в корне присечь!"

"Подожди, дорогуша,
Я устрою разгон!"
Он потер свои уши
И достал самогон.

Председатель скривился,
Выпив третий стакан,
На печи появился
Молодой таракан.

Председатель Торпедов
Объяснил, в чем дела,
Таракану поведав
О проблемах села.
           ,
Он валялся на печи
И, махая рукой,
После длительной речи
Сделал вывод такой:

"...И ту самую штуку,
Что хранит он в штанах,
Я, взяв ножичек в руку,
Откастрирую на х...!"

Посмотрел председатель
Таракану в глаза:
"Че ты смотришь, предатель,
Голосуем. Я за !

Че шевелишь усами ?
Ты чего, против нас ?
Ладно, справимся сами.
Раздавлю, пидорас !"

Раздавил и прижался
К стенке. Ныла спина.
"Кто-нибудь воздержался?"
А в ответ - тишина...

Вспомнил он о постели,
Но душа не поет -
Вот уже две недели,
Как жена не дает.

Говорит с ней он мило,
А она: "Выйди вон !"
Тут его осенило:
Воздержавшийся - он !

Председатель прикинул
За и Против - "Ну что-ж!"
Печь тихонько покинул,
Взяв охотничий нож.

Мужичонку качало
И трясло так и сяк,
В результате сначала
Он набрел на косяк.

Все померкло мгновенно
И не видно ни зги,
Он осел постепенно
И услышал шаги.

Председатель нетрезво
Поглядел из-под век:
Дверь открылась и резво
Забежал человек.

Тут он хрюкнул анально
И узнал паренька,
И к ножу машинально
Потянулась рука.

Он погладил ножище,
Как Герасим Му-Му, -
"Уж тебя я, дружище,
Обслужу на дому !"

В тот же миг, словно буря,
Как зимою пурга,
Дядька, брови нахмуря,
Налетел на врага.

Кулачищем ударил,
И вошедший упал.
Он упавшего шарил
И ширинку искал.

В тишине раздавалось:
"Ишь ты, грудь раскачал!"
С треском юбка порвалась...
Пострадавший молчал.
       
Председатель запнулся
И сказал: "Беспредел !
Этот друг ебанулся -
Че он юбку надел ?"

А потом осторожно
Он промолвил: "Плевать !
Ведь задрать ее можно
И не надо снимать !

Да - сказал он беспечно -
Этот принцип не нов,
В этом смысле, конечно,
Юбка лучше штанов.

Что молчишь, окаянный ?
Ты теперя в плену" -
Он не понял, что пьяный
Налетел на жену.




А жена после хука
Приходила в себя:
"Больно хлещется, сука,
Неужели любя ?"

И глаза открывает -
Тот уж сверху залез,
"Ты гляди - раздевает,
Ишь, напористый бес !

Во дорвался, пехота,
Изменился за час -
Раньше был как сдыхота,
То ли дело сейчас !"

Тут как вешние воды,
Словно стадо коней
Все прошедшие годы
Пронеслись перед ней.

У нее в свое время,
Лет так двадцать назад,
Было сисек беремя
И объемистый зад.

Мягкий голос струился,
Источая дурман,
А над телом клубился
Сексуальный туман.

Видя пышное тело
Как пасхальный кулич,
Стариков то и дело
Разбивал паралич.

Все ребята Урала
Волочились за ней,
Но она выбирала

Самых резвых парней.

Тех, которым на нежность
Глубоко наплевать,
Кто рукою в промежность,
А потом - на кровать...

Но в деревне не каждый
Видел писькин картуз,
И подруга однажды
Проглотила арбуз.

Тут же хитрая цаца
Стала с парнем ходить,
Чтоб потом расписаться
И легально родить.

Так создалася пара:
Вамп-жена, муж-болван,
Залипукина Клара
И Торпедов Иван.

Клара сексу хотела -
Аж мокрело в штанах,
Стосковалося тело
О лихих пацанах.

А Иванушка лихо
Не хотел ее брать,
И она его тихо
Начала презирать.

А когда он в округе
Председателем стал,
То и вовсе супруге
Докучать перестал.

Но сегодня подруга
Изрекла: "Е-мое !",
Поведенье супруга
Удивило ее:

"Сексуальных картинок
Насмотрелся, кажись.
Брось мой левый ботинок,
На, за грудь подержись !"

Председатель старался,
Свои губы жуя,
И тихонько добрался
До ночного белья.

Сдернув ткань кружевную,
Ванька аж заикал.
Стал он шарить вслепую,
Чтоб найти, что искал.

Председатель, икая,
Еле вымолвил: "Во !
Вот ведь штука какая -
Вроде нет ничего..."

А жена в это время:
"Чуть пониже. Вот так !
Больно, чертово племя !
Понежнее, мудак !

Ну, пойдем до дивана.
До чего ж ты хорош !
Тут в руках у Ивана
Обозначился нож...

Клара сразу сменила
Выраженье лица:
"Ах ты сын крокодила !
Зашибу подлеца !!!"

Больше голосом скромным
Не сказав ни гу-гу,
Кулачищем огромным
Описала дугу.

Чем-то хрустнув во мраке,
Оглушенный Иван,
Сидя прямо на сраке,
Зарулил под диван.

Из-под сени дивана
Он грозился воздать,
Но потом на Ивана
Снизошла благодать...

           *****************************

        Мебельная любовь
           ----------------

Стол влюбился в раскладушку,
Ущипнул ее за дужку.
Та вздохнула очень тяжко:
"Отцепися, деревяшка !
Не мужик ты, а осина,
Ебанутый древесина !
А диван - вот это да !
Он мужчина - хоть куда !"
"Да ты знаешь, твой диван
Инвалид и ветеран,
Спинка у него болит
И пружина не стоит".
Тут вмешалася скамейка:
"Ну-ка рот говном забей-ка,
Деревянный импотент,
Покажи нам документ:
Не в эпохе-ль Возрожденья
Дата твоего рожденья ?"
Столик скрипнул:"Ах ты дрянь,
Че не спишь в такую рань ?
И откуда, не вникаю,
Эрудиция такая ?
Ведь насколько мне известно
Вся ты из березы местной".
"Зато ты у нас, засранец,
Весь до крышки иностранец,
Англичанин стопроцентный,
Вон, и говоришь с акцентом.
Но как ни крути, голуба,
Сделан, видно, ты из дуба.
Ну, скажи, что ты не глуп ?
Дуб - он и в Анголе дуб !"
"Ты есть рассудок потерьял,
Дуб - благородный матерьял !
Я посещал цивильный клуб,
Там говорят: Здоров, как дуб !"
"Говоришь, что ты здоров ?
Где ж волосяной покров ?
Да тобою, твою мать
Только зайчики пускать.
У меня вот шевелюра..."
(на скамье лежала шкура)
"Извините, я не вник -
Это вроде бы парик !
Ваш же первозданный вид
Никого не удивит.
Сел на лавку - будь здоров:
В жопе кубометр дров,
Можно бегать и вопить,
Можно печь зимой топить".
Тут вмешалась раскладушка:
"Ты не тронь мою подружку !
В детстве с ней в одном сарае
Вместе жили, вместе спали.
Вместе в холода сопели,
Вместе песенки скрипели.
Ну, а ты, трухлявый пень,
Мозги нам ебешь весь день
Вобщем, ебаный лишай,
Голос свой не повышай !
Чтоб тебя в конце квартала
Ебнули куском металла !
Чтоб тебя под новый год
Протаранил самолет !
Чтоб тебя на День Победы
Посетили короеды !
Чтоб тебя сожгли, болвана,
Я тащуся от дивана !!!"
Стол замолк, и снова он
В свои думы погружен.
В мыслях тихо матерится:
"Бля, в кого же мне влюбиться ?!"

        ***********************

          Мебельная любовь
         
         

            Вторая серия

Стол стоял напротив кухни:
"Эх, доска моя опухни !
При моем-то положеньи
И такое униженье !
Буду я теперь умнее,
Буду думать тщательнее
        И процессу познавания
Больше уделять вниманья."
Так он думал и молчал
И шурупами врасчал.
Вдруг попало в поле зренья
Ежевичное варенье.
Стол решил отведать фрукта,
Снизив уровень продукта.
Пробегая вдоль плиты,
Он воскликнул: "Ох, кранты !"
И, забымши про варенье,
Прекратил к нему движенье.
На плиту он посмотрел,
И на жопу так и сел.
"Боже, как она прекрасна !
Я влюбился, это ясно.
И сейчас, как не дурак,
С ней вступлю в законный брак.
Подойду и хлопну дверцей,
Ногу предложу и сердце,
Предлагать-то надо руку,
Но где взять ее падлюку ?"
Тут осекся стол и вновь
Вспомнил первую любовь.
"Чтоб ее и в ствол и в стебель
Эту раскладную мебель !
Нет ! Так сразу я боюсь,
Дай-ка лучше присмотрюсь."
Чтоб вниманья не привлечь,
Стол продрейфовал за печь.
"Странно, - думает плита -
Это что за хуета ?
Скачет стол, аж ветер свищет,
Не иначе что-то ищет.
Черт с ним, лишь бы не мешал,
Во ! За печку ушуршал.
Снова вылез. Ах ты, бес,
Проявляешь интерес ?
Ладно, мебель, наблюдай,
Но приличье соблюдай !"
Стол смотрел как ястреб горный:
"Боже мой, какие формы !
Нет, я не умру с тоски,
        О ! А это что, соски ?
Бог мой, их четыре штуки.
Щас бы пригодились руки.
А один, который с краю
Почерневший, я не знаю:
Это что за внешний вид ?
Может у подруги СПИД ?
Не-е ! На улицу она
Не ходила нихрена !
        Ой, а может быть у нас
Инфицированый газ ?
Я дурак, с начала года
Видимо такая мода !"
А плита понять не может,
И ее сомненье гложет:
"Или это я свихнулась,
Иль в столе любовь проснулась.
Че ты лыбишься, нахал ?
Хоть бы ручкой помахал.
Ну сейчас отмочим корку..."
И поправила конфорку.
Стол вспотел: "Начало света !
Какая у нее... ну эта...
Эта... вспоминай, сиповка,
Ну, ниже пояса... . Духовка !!
Буду я подвержен счастью,
Коль воспылает она страстью !"
А плиту бросает в дрожь:
"Он в меня влюблен, ну чтож !
Показать ему культуру,
Или пылкую натуру ?
Скромно, будто молоку,
Киснуть в собственном соку ?
Нет ! Живем один лишь раз !"
И воспламенила газ.
От волненья у стола
Крышка набок поплыла.
Задрожали мелко ножки,
По душе скребнули кошки.
"Хоть меня всего порви,
Это же огонь любви !!!
Ну-ка щас я ей отвечу..."
И рванул плите навстречу.
И они кружились в паре...
В воздухе запахло гарью.
"Что же это я творю ?
Бля, похоже я горю ?!"
Стал он прыгать и вопить,
Чтобы ветром пламя сбить.
Так он с самого утра
Бегал часа полтора.
Разум был парализован,
А пожар локализован.
Стол заметно постарел,
Левый угол обгорел,
Потемневший, как в крови,
Жертва пламенной любви...
Стол был удручен бедой:
"Все накрылося пиздой,
Но теперь я буду знать:
Знойных дам не выбирать !
Лучше выберу я дуру,
Чем столь пылкую натуру !"
Стол от кухни отвернулся,
Матюкнулся и заткнулся.       Студенческий фольклор. ОмПИ

12

Атас кричат, когда бегут
А в зоне сразу в жопу прут.
Амортизация – износ
А жидкое говно - понос
Арканом ловят лошадей,
Аборт - спасенье для блядей.
Ананасов негр хочет,
Ананист – есть тот, кто дрочит.
Арбуз на солнце любит греться.
Армяшки в жопу любят еться.
Б
Быки не любят красный цвет
Бабищи делают минет.
Баранов осенью стригут,
Бардак - то место, где ебут
Букет для дам - презент отличный.
Бардак, иначе - дом публичный.
Будильник в доме не проспишь.
Блядей хуём не удивишь.
В
Валерий - друг Екатерины.
В пизде есть реки и долины.
Ворона - птица вроде галки
Весной хуи стоят как палки
Ветер гонит стаи туч,
Вкус у водки злоебуч.
Вороны осенью летают
Водку пивом запивают
Г
Гортензия без влаги чахнет
Говно кошачье скверно пахнет.
Гусар конем своим гордится.
Гондон дырявый не годится.
Гроза - явление в природе,
Гондон придумали в народе.
Говно собачье скверно пахнет
Гусар без девушек зачахнет
Д
Давид играл на арфе звучно.
Дрочить в сортире очень скучно.
Дубы - деревья вековые,
ДЕБИЛЫ - люди есть такие.
Дюма - отец писал занятно,
Девицу еть весьма приятно
Дрожать - в трясучке быть не мелкой,
Девственница - баба с целкой.
Духами славится Коти.
Дристать в гостиной - не ахти!
Е
Епископ чтит святую веру,
Ебать - еби, но знай и меру
Еврею снится Палестина.
Ебать дурёх - цена полтина.
Емеля - сказочный герой,
Ебаться холодно зимой
Еловый гроб несут к погосту,
Ежа ебать не так-то просто
Ефрейтор носит две медали
Ежа покамест не ебали
Ж
Жёлтый есть у Нади мяч,
Жопу от грузина прячь.
Желтый цвет имеет злато,
Жопу прячь от азиата.
Женщин в мире половина,
Жопу прячь от армянина.
Жирафы в Африке пасутся.
Жиды по пятницам ебутся.
Жизнь на радость нам дана.
Жопа - фабрика говна.
З
Земля имеет форму шара.
Забавно видеть хуй омара.
Зелёный флаг на мачте вьётся.
Задравши рясу, поп ебётся.
Закал от гриппа вам поможет,
Залупа чёрной быть не может.
Зимою солнце слабо греет,
Залупа на ветру синеет.
Зефир есть лёгкий ветерок.
Зизи поймала трипперок.
И
И малая полезна мзда.
Источник радостей - пизда.
Икар был первым кто летал
Адам был первым, кто ебал. Вар.: Икрою лишь буржуй блевал.
Ирис - растенье Гваделупы.
Имеют красный цвет залупы.
Итальянец любит петь,
Импотент не может еть.
К
Какашки очень плохо пахнут.
Козлы без ебли быстро чахнут.
Кормушки делают для птиц. Вар.: Круг есть фигура без границ.
Кастрат - мужчина без яиц.
Кока-кола есть везде,
Клитор - прыщик на пизде.
Л
Ласку ценят из-за меха. Вар.: Лисицу ценят из-за меха
Любовь для ебли не помеха.
Лисица зайчика поймала. Вар.: Лисица на ежа напала
Левински Биллу отсосала.
Лисица летом ест мышей.
Лижи пизду, где много вшей.
М
Миноги вкусны для закуски.
Манды у институток узки.
Матрос натягивает сетку.
Матильда делает минетку.
Моряк на корабле плывёт,
Ментов отмаза не ебёт.
Морями плавают медуз. Вар.: Мушкет длиннее аркебузы
Минет придумали французы.
Н
Носорог свой рог не точит,
На залупе прыщ не вскочит.
На крыше дома ржи не сеют.
Несчастным туркам яйца бреют.
Нектар цветочный ароматен,
Нарыв на жопе неприятен.
Николин день - великий праздник.
Насрал в пизду - какой проказник!
О
Огнём и лавой дышит кратер.
Обед не ходят кушать в ватер.
Окулист - такой есть врач,
От пидараса жопу прячь.
Олени ищут мох под настом,
Оскар Уайльд был педерастом.
Орлы питаются лишь мясом.
Ослы пердят в России басом.
П
Пантеры прыгают как кошки.
Пизденка есть у каждой вошки.
Паскаль был физик и астроном.
Приятно пёрнуть баритоном.
Пеньки растут в лесах тенистых,
Пиписки дрочат ананисты.
Портвейн - напиток не для лоха,
Пердеж бывает от гороха.
По речке плавает налим.
Пердун в гостях невыносим.
Перун - славянский древний бог,
Пизда - у женщин между ног.
Портвейн-напиток дворянина
Прячь очко от армянина
Р
Рисом кормятся китайцы,
Раком еть мешают яйца.
Рассол поможет с бодуна,
Рахиль толпе была дана.
Рука для вздрочки нам дана.
Рукой не трогайте говна.
С
Савраска ходит без узды.
Селёдкой пахнет из пизды.
Сани - транспорт эскимоса,
Сифилис - пиздец для носа.
Семя ржи считают злаком,
Собаки любят еться раком.
Сибирь покрыта льдом и мраком.
Сиповку еть удобно раком.
Солдаты ходят на ученья.
Сортир не место для дроченья.
Спиноза пишет непонятно.
Спускать полезно и приятно.
Т
Тигрица злобно зубы скалит.
Тамару Демон раком пялит.
Теплый климат любит вишня,
Третье яйцо излишне.
Тосол в машину заливают,
Томпон в пизду рукой пихают.
У
У мотоцикла есть колеса
Унитаз-лекарство от поноса
Убийце быстро срок дают,
Унитаз - туда блюют.
Ура кричат в момент атаки,
Урина - это просто ссаки.
Услугу делай за услугу.
Усраться можно с перепугу.
Ф
Французы любят поцелуй,
Фаллос - это просто хуй.
Фазан на курицу похож,
Фанеру хуем не пробьешь.
Фуражки носят офицеры.
Французы баб ебут без меры.
Х
Хамса - закуска горожан,
Хуй не заменит баклажан.
Хоровод в деревне водят,
Хуем деток производят.
Хором любят петь "НАНАйцы"
Хуй болтается на яйцах.
Хохлов притягивает сало.
Хуёв огромных очень мало.
Ц
Цапля по болоту ходит.
Целка хуй в себя не вводит.
Царь зверей живет в пустыне,
Целок ныне нет в помине.
Циркуль крутят вправо-влево,
Целка - девственная плева.
Цех-место где одежды шьют
Целки сразу не дают
Ч
Челюсть - зубы человека
Член без яиц лишь у калеки
Чернила оставляют пятна.
Чесать пизду всегда приятно.
Четвертинку пьют в дорогу,
Четыре палки - это много.
Чудесна Рима панорама,
Чиряк в пизде - большая драма.
Ш
Шакалы водятся в саванне,
Шикарно еться в теплой ванне.
Шалит фантазия во сне.
Штаны мещают при ебне.
Шалом - евреи говорят,
Шикарно трахать всех подряд.
Школа место для ученья,
Шанкр подлежит леченью.
Щ
Щавель - кислое растенье.
Щупать сиськи - наслажденье.
Щавель в море не найдешь
Щуку хуем не убьешь
Щуку в море не поймаешь
Щей в пизде не похлебаешь.
Щеткой зубы утром трёшь.
Щуку хуем не убьешь
Ъ
Твердый знак должно любить,
Твердым хуем можно бить.
Ы
Ы - буква слов не начинает,
"ЫЫЫЫЫ"... стонет слон, когда кончает
Ы слов собой не начинает.
Ы-ы-ы стонет всяк, когда спускает.
Ь
Мягкий знак слова смягчает
Мягким хуем не кончают
Мягкий знак смягчает слово,
Мягким хуй иметь хреново.
Э
Эй! Зовем кого-нибудь,
Эгоистом ты не будь.
Э-эх! Кричим мы при езде,
Эхо - звук в большой пизде.
Ю
Юнга кубрик лихо драит,
Юбка жопу прикрывает.
Юла крутится волчком,
Юлю хорошо рачком.
Я
Я - себя зовет мы так,
"Яма" - Куприна бардак.
Янки! Быстро go home!
Я бы трахнул Шерон Стоун.
Ямайка - остров в океане.
Якуты носят хуй в кармане.

13

*****************************

С чего размножаются ежики? -
Чтоб было побольше ежат.
Чтоб племя их жило и множилось -
Они друг на дружке лежат.

А может они размножаются
С картинок про голых ежих,
Которые часто печатают
В заморских журналах чужих?..

С чего размножаются ежики? -
С того, что им хочется спать
Гораздо сильнее, чем на зиму
По лесу грибы собирать.

А может они размножаются
С весенней запевки сквроца?
Хотя так никто и не выяснил
Влиянье скворцов до конца...

С чего размножаются ежики? -
С того ли, что пьют молоко?
Hо вряд ли с березки, что во поле,
Поскольку с нее высоко.

А может они размножаются
Уйдя по делам на заре,
С хороших и верных товарищей,
Живущих в соседней норе?..

С чего размножаются ежики?..

77777777777777777777777
ДВАДЦАТИЛЕТHИЙ ХИППИ
Очень современная баллада

Ищут военные, ищет милиция,
Все участковые нашей столицы
Ищут давно, но не могут найти
Хиппи какого-то лет двадцати.
Среднего роста, с большими хайрами
Он по столице тусует дворами,
Спит у знакомых и в параднячках,
Фенечек гроздь у него на руках.
Каждую пятницу - верьте-не-верьте
Он сейшенит в переходах на флейте.
Ксивник висит на груди у него
Больше не знают о нем ничего.

* * *
Ехал однажды в казенном авто
Прапорщик важный - неведомо кто.
Ехал весною из военкомата,
Песенку пел из нехитрого мата.
Возле него на сидении справа
Ехали также в порядке устава:
Пять рядовых на действительной службе
Три автоматчика, просто по дружбе,
Два понятых с бородой и в усах
И участковый в семейных трусах.
Вот подъезжают, поправив фуражки,
К входу обшарпанной многоэтажки
Точно по графику - восемь утра.
Всем отстегнуться, на выход пора!
Вышли тихонько, упали - отжалась,
Быстро на первый-второй рассчитались
И, сохраняя порядок и строй,
Дружно наверх побежали гурьбой.
Третий этаж и четвертый и пятый -
Лифт вызывать не умеют ребята -
Hомер квартиры похож, и теперь
Прапорщик тихо колотится в дверь.
Там, в глубине, в самом дальнем углу
Хиппи спокойно дремал на полу.
Снилось ему, что он курит кальян
Где-то в стране земляничных полян,
Рядом лежат бутерброды и плюшки,
Бегают в праздничных кл>шах герлушки.
Только сквозь сон ему слышится вдруг
Возле двери подозрительный стук.
Хиппи нашарил рубашку свою
И по английски спросил: Ху а ю?
Слышит в ответ: Hе ругайся братва!
Мы настоящие хиппи, раз-два,
Мы автостопом приехали тут,
Ты уж впусти нас на пару минут.
Сами живем мы отсюда не близко,
Слышишь? Поехали, кл>вая вписка -
Вс> на халяву - прикид и жратва.
Можем вписать тебя года на два.
Хиппи сказал: очень стремно, ребята,
Ходят тут часто из военкомата,
Так и гляди, что вояки придут
Вместе со мною и вас заметут.
Это, пиплы, никуда не годится,
Можно на этом флэту засветиться,
Лучше давайте забьем мы стрелу
Около Элвиса в полдень в углу.
Прапорщик чешет затылок в сомненьях,
Три автоматчика в недоуменье,
Все совещаются между собой
И участковый трясет головой:
Это, товарищ, для нас неизвестно -
Что там за Элвис и где это место?
Что за стрела? Hе поймем мы никак
Это наверно какой-то кабак?
Hет! - отвечает им хиппи, - тусовка.
Что, прапорюги, не вышла уловка?
Каждый нормальный хиппарь без ля-ля
Знает где Элвис и где Гоголя!
Прапорщик всем оглашает приказ:
Быстренько дверь вышибайте на раз -
Быстро построились! Вместе со мной
Все разбежались - вперед головой.
Кинув в карман свою флейту и ложку,
Бросился хиппи скорее к окошку,
Вылез наружу на узкий карниз,
Крепко держась, чтоб не сверзиться вниз.
Слышно как дверь от ударов трясется,
Хиппи вперед по карнизу несется,
Шаг - остановка, и вот уже он
Вылез почти на соседский балкон.
Вот уже рухнула дверь от тарана,
Три автоматчика, как партизаны,
Ринулись внутрь. За ними вослед
Прапорщик мчится, достав пистолет.
Пять рядовых возле двери в засаде,
Два понятых - как прохожие дяди,
И участковый в семейных трусах
Весь затаился с испугом в глазах.
Видели бабки, сидящие снизу -
Что-то лохматое шло по карнизу
Вот и балкон и труба впереди -
Это еще половина пути.
Фенька порвалась, запутался хаер -
Хиппи ползет еле слышно вздыхая,
Майку и куртку испачкав себе,
Вниз по кривой водосточной трубе.
Блин! - говорят автоматчики дружно,
Тут уклонившихся не обнаружено.
Вс> осмотрели, и даже клозет -
Кроме бычков, уклонившихся нет!
Прапорщик снова обходит три раза -
Смотрит под ванной и под унитазом,
Кроме плаката "Киркоров - маздай"
Hет никого, хоть погоны кусай!
Вот он печально подходит к окошку,
Плюнул туда, матюгнулся немножко,
Вдруг замечает - хрена же себе -
Хиппи спускается вниз по трубе!
Видели люди как в многоэтажке
Кто-то махал кулаком и фуражкой
Кто-то глядел с бородой и в усах,
Кто-то маячил в семейных трусах.
Лесницы под сапогами трясутся -
Люди с восьмого на первый несутся,
Только догнать никого не смогли -
Хиппи пока что дополз до земли.
Hи потеряв не единой минутки,
Парень застопил четыре попутки,
В трех оказался полнейший облом,
А на четвертой исчез за углом.

* * *
Ищут военные, ищет милиция,
Все участковые нашей столицы
Ищут давно, но не могут найти
Хиппи какого-то лет двадцати.
Многие парни с большими хайрами,
Многие в феньках гуляют дворами,
Ксивник и кл>ши у многих ребят.
В армии, гады, служить не хотят.
333333333333333333333333
__________________
5555555555555555555
Однажды в горячую летнюю пору
Я шел по бархану; был зной очень лют.
Гляжу - поднимается медленно в гору
Нагруженный тяжко двугорбый верблюд.

И шествуя важно, как конь на параде,
Верблюда ведет под уздцы бедуин -
В больших чувяках, в долгополом халате,
В высоком тюрбане, а сам - с карабин.

"Салям, правоверный!" "Ступай себе мимо!"
"Уж больно ты грозен, как я погляжу!
Откуда верблюд?" "С каравана, вестимо.
Отец, слышишь, грабит, а я отвожу."

Вдали раздавался призыв муэдзина...
"А что, у отца-то богатый гарем?"
"Гарем-то богатый, да только мужчины -
Отец мой да я. Задолбались совсем!"

"А как тебя кличут?" "Али Бен Махмудом."
"А кой тебе годик?" "Аллах разберет!"
"Иди же, шайтан!" - рявкнул он на верблюда,
Рванул за уздцы и потопал вперед.
4444444444444444444444444
Багаж (uрgrаdе одноименного стихотворения С. Я. Маршака).

На станции Солнечный Пляж
Браток оформлял свой багаж:
Утюг, Мерседес, автомат,
Базуки и пару гранат,
Кило кокаина, заточку,
А также банкирскую дочку.
Девочку лет десяти
Он должен домой отвезти,
Папе ее возвратить
И баксов лимон получить.
На станции Серая Кошка
Девчонка открыла окошко,
Тихонечко выползла вон
На темный пустынный перрон.
Хватились на станции Дно:
Утеряно место одно.
Но надо же что-то решать!
Поймали вокзальную *****.
Портвейна стакан налили,
К вагону ее отнесли,
Затем подложили в багаж
Со станции Солнечный Пляж,
Как раз где-то рядом с заточкой
На место исчезнувшей дочки.
На станции Красный Кураж
Браток получал свой багаж.
Козлы! Мудозвоны! Подонки!
Куда подевали девчонку!
В натуре, кто может сказать,
Откуда здесь пьяная *****?
Ему отвечают со станции:
Согласно багажной квитанции
В городе Солнечный Пляж
От вас получили в багаж:
Утюг, Мерседес, автомат,
Базуки и пару гранат,
Кило кокаина, заточку,
А также банкирскую дочку.
Однако, за время пути
Девчушка могла подрасти...
4444444444444444444444444444
Я приехал в семь часов в офис в темпе марша.
В кабинете без трусов бродит секретарша.
Повалил её на стол, взял её умело.
Тут начальник мой пришел и послал по делу.
Приезжаю в филиал, привожу им акты -
Кладовщицу я б не стал, но сложилось как-то.
Возвращаюсь в кабинет, утомлен с дороги -
Тут клиентша - 20 лет, вот такие ноги.
Пишем с ней арендный текст, я ей между делом
Говорю - хотите секс? И она хотела.
Девочки пришли рыдать - типа неполадка.
Я настроил им печать, трахнув для порядка.
И, устав от этих дел, я уже в подъезде
В лифт с соседкой нашей сел и слегка поездил.
А когда обнял жену в приступе зевоты
Не заметил как заснул - так устал с работы
))))
4444444444444444444444444
Незнакомка

Летит перелётная птица,
Летит за кордон, как всегда.
А мимо проносятся лица
И с шумом летят поезда.
Ты в красной цветастой пижаме
Напротив сидишь у окна
И кушаешь сало ломтями
Как - будто в вагоне одна.
А я восхищаюсь тобою,
Твоей неземною красой,
Твоею пижамой простою
И чёрной хохлятской косой.
Но вот ты кусок отложила,
И вытерев рот рукавом,
Улыбкой меня одарила
И я побежал за пивом.
4444444444444444444444444
Мама, каша, ложка, кошка, книжка, яркая обложка,
Буратино, Kарабас, ранец, школа, первый класс,
грязь в тетрадке, тройка, двойка, папа, крик, головомойка,
лето, труд, овин, солома, осень, сбор металлолома,
Пушкин, Дарвин, Kромвель, Ом, Робеспьер, Hаполеон,
Менделеев, Герострат, бал прощальный, аттестат,
институт, экзамен, нервы, конкурс, лекции, курс первый,
тренировки, семинары, песни, танцы, тары-бары,
Прелесть ! Hравится ! Влечет… Сессия, весна, зачет,
стройотряд, жара, работа, культпоход, газета, фото,
общежитье, “пас” и “мизер", радиола, телевизор,
карандаш, рейсфедер, дом, пятый курс, проект, диплом,
отпуск, море, пароход, Kрым, Ай-Петри, турпоход,
кульман, шеф, конец квартала, цех, участок, план по валу,
ЖСK, гараж, квартира, теща, сын, жена Эльвира,
детский сад, велосипед, карты, шахматы, сосед,
сердце, печень, лишний вес, внуки, пенсия собес,
юбилей, часы, награда, речи, памятник, ОГРАДА …
555555555555555555555555555555555555555555
Девочке Маше компьютер купили
И в Интернет заходить научили
Маша не кушает, Маша не спит
Всеми ночами в Инете сидит

Школа заброшена, ранец забыт
Круто сменился у Машеньки вид:
Давно уж не красятся пухлые губы
Мешки под глазами и желтые зубы

Осанка ни к черту, курить начала
Денег на пиво с трудом набрала
Давно не причесана, перхоть в плечах
Когти пол-метра в руках и ногах...

Но в чатах у Маши дела все Окей
Мальчики ходят толпою за ней
Пишут ей письма, открытки ей шлют
Стихи сочиняют и песни поют

Маша красавица - все говорят
Чмоки, приветы, любовью парят
Секс виртуальный, дружбы оплот
Властвует Маша без всяких хлопот

Что же случилось с мужчинами в чатах
Что виртальная Маша вся в златах
А скромная девушка без интернета
Слезу выпускает зеркального цвета?

А то, что повешена Машино фото
На сайте известном, дающим ей льготы
А то, что лет десять уж фотке давно
Всем почему-то плевать глубоко...
__________________
444444444444444444444444444444444444
Загадка.
----------------------------------------
Кто там вену шприцем колет?
Кто косяк огромный смОлит?
Кто дороги носом водит?
Кто таблетки кушает,
Родителей не слушает?
Кто из дома, словно вор,
Видеомагнитофон упер?
Кто весь синий и дрожит?
Кто весь день пластом лежит?
Кто, почесывая нос
Задает один вопрос -
Нет ли денег на дозняк?
У кого в мозгу сквозняк
Кто подохнет в подворотне
С видом как у оборотня?
444444444444444444444444444444
Паявись, падари хоть минуту!
Я згараю ат жара любви!
Так люблю я тибя почимута!
Ну и ты миня тоже люби!
Скажут: "Што за дурак? Што за нытик?!?"
А мне пофик, галупка мая!
Я сиводня свой выкинул видик
Патамушта в нем нету тибя!
Мне ни нада ни пива, ни мяса
Мне нужна толька ты адна!
Я паеду работать в НАСА
Штоп ис космаса видить тибя!
Я залезу на снежную горку,
И атуда крикну: "Люблю!!!!!!!!!!!!"
Хочиш вырву сибе селезенку
И тибе иё падарю?
Нимагу я ни есть, ни кушать!
Нимагу я ни спать и ни пить!
Нимагу даже музыку слушать!
Я магу лишь тибя любить!
Ты как нежные всбитые слифки
Привликаишь миня к сибе!
Падари мне хатябы улыпку
И я сразу примчюся к тибе!
Мая прелесть! Мая красавица!
Ни устану я гаварить!
КРОМЕ ТЫ МНЕ НИКТО НИ НРАВИЦА!
КРОМЕ ТЫ НИКАВО Я ЛЮБИТЬ!!!
44444444444444444444444444444444
Свет мой зеркальце скажи,
Да всю правду доложи!
Яль на свете всех дурнее,
Всех ленивей и тупее?
4444444444444444
Ваня пудрит носик ,
Федя красит глазки
- Едут в войсковую часть
Голубые каски.
4444444444444444444444444444
Как предвзято и как однобоко
Мы привыкли смотреть на вопросы:
Узкоглазые - значит с Востока,
Если с Запада - значит пиндосы,

Украинец - ущербная шавка,
Россиянин - никчемный пропойца,
Где еврей - там торговая лавка,
Где бандит - стограммовые кольца,

Тёлка в джипе - сосёт у министра,
Балерина - ебётся в шпагате,
Вместо баб у водилы - канистра,
У араба - гаремы в кровати,

Кто невинен в шестнадцать - на свалку,
Кто закончил с отличием - даун,
В каждой женщине видим давалку,
Каждый мачо не может без саун,

Музыкант - наркоман и педрила,
Инженер - голодающий дурень,
Шеф невесел - жена изменила,
Шеф смеётся - смертельно накурен,

Эмигрировал - трус и предатель,
Остаёшься - знакомство в ментовке,
Нету мата - хуёвый писатель,
Агитируешь - спиздил листовки,

Дом построил - убил человека,
Есть бабло - уломаешь любую,
Спишь с женой - сексуальный калека,
А иначе ебал бы другую...

Расширяйте сознание, братцы,
Поменяйте сужденья, Спинозы,
Чтобы там нам хотя бы не сраться,
Где зачтутся и хохот и слёзы...(

14

Люблю я Работу, Зарплату люблю!
Все больше себя я на этом ловлю.
Люблю я и Босса; он - лучше других!
И Боссова Босса и всех остальных.
Люблю я мой Офис, его размещение
А к отпуску чувствую я отвращение.
Люблю мою мебель, сырую и серую,
Бумажки, в которых как в Бога я верую!
Люблю мое кресло в Ячейке без свету
И в мире предмета любимее нету!
Люблю я и равных мне по положению
Их хитрые взгляды, насмешки, глумления.
Мой славный Дисплей и Компьютер я лично
Украдкой целую, хоть им безразлично ...
И каждую прогу опять и опять,
Я время от времени силюсь понять!!
Я счастлив быть здесь; и пока не ослаб
Любимой работы счастливейший раб.
Я нормы и сроки работ обожаю,
Люблю совещанья, хоть там засыпаю.
Люблю я Работу - скажу без затей;
И этих нарядных, всех в белом людей,
Пришедших сегодня меня навестить,
С желаньем куда-то меня поместить!!!

Я согласен - и впредь не платите,
Пусть шатает меня на ходу,
Не давайте жилья, не кормите,
Всё равно на работу приду.
День получки - нет траурней даты,
Просто нет её в этом году,
Не давайте паёк и зарплату,
Всё равно на работу приду.
Отдыхать ни за что не поеду,
Это море имел я (в виду),
Чай пустой и сухарик к обеду,
Всё равно на работу приду.
И лечиться мне вовсе не надо,
Могут вылечить вдруг на беду,
Не нужны никакие награды,
Всё равно на работу приду.
Ничего, что одежда в заплатах,
Я не вру Вам, имейте в виду,
Даже если проезд будет платным,
Всё равно на работу приду.
Я приду , даже если затменье,
Даже если начальник Иуда,
Даже если в мозгу помутненье,
Я ПРИДУ! НО РАБОТАТЬ НЕ БУДУ!!!

***********************
По жребию, все чинно, благородно,
Без лишних слов, ненужной суеты
Три толстых мужика поочередно
Пыхтят на Королеве Красоты.

Какой-то час назад она стояла
В купальнике на сочных телесах,
Признание жюри, восторги зала
И диадема в светлых волосах.

И спонсор, представительный мужчина
(Ну, тот, который кончил только что)
Помпезно поздравлял ее с почином,
Сулил машину, дачу и пальто.

Продюсер с телевиденья жал руку -
Завидный и богатый кавалер.
Сейчас он называет ее сукой
И к заднице пристраивает хер.

Глава жюри – звезда, большой художник
(С эрекцией беда – опять минет) –
Тогда, приличий конкурса заложник,
Сопровождал под ручку на банкет.

Соперницы повержены. Рыдали.
По сцене разливались слез моря...
Теперь ее ебут в сыром подвале
Ну, в русской бане, проще говоря.

Нет-нет, вы не подумайте, не даром:
За славу, за карьеру, за понты -
В элитной бане (кстати, с легким паром)
Ебется Королева Красоты.

*************************
Какая «осень золотая»!?
Какой еще «природы бал»!?
Люблю грозу в начале мая,
А осень, суку, в рот ебал!

Вы что, как с дуба лист упали,
Как ртуть в термометре сползли!?
Какой «восторг», какие «дали»,
Какие, в жопу, журавли!?!

Какая «красота природы»!?
Какое «время колдовства»!?
Пальто, сапог, труба завода
И заебавшая листва!!!

Послушать вас, так все прекрасно:
И холод сраный, дождь и снег.
И ветер, блядь, и нос мой красный,
И перед лужами разбег.

Какая, на хуй, «красок пляска»?
Какая, блядь, «прозрачность вод»?
Я городской, привыкший к ласке,
А не степной оленевод!

Романтики, в пизду идите
С любовью к всяческой красе!
Какая ж мука, извините,
Жить в этой средней полосе!



Я нашел в Интернете любовь,
Виртуальную юную стерву,
Что попала мне в глаз, а не в бровь,
Правда, был этот случай не первый.

Я по клавишам серым долбил
Лихорадочно несколько суток
И любил ее, стерву, любил
Настоящей любовью, без шуток.

Я дарил ей игрушки, цветы,
Что похитил с соседнего сайта,
От ее неземной красоты
Я балдел до последнего байта.

А она издевалась, змея,
Посылая мне новые фото,
От которых в мозгах у меня
Закипало неясное что-то.

Проведя три недели без сна
И ни в чем ей уже не переча,
Я ее уломал, и она
Согласилась на первую встречу.

Долго ждал. Жизнь прокручивал вспять.
Думал встретить ее комплиментом.
А она оказалась опять
Бородатым очкастым студентом

**********************

Я был батальонный разведчик,
А он - писаришка штабной.
Я был за Россию ответчик,
А он спал с моею женой.
Ах, Клава, любимая Клава,
Неужто судьбой суждено,
Что ты променяла, шалава,
Меня на такое дерьмо.
Меня на такую скотину,
Да я бы с ним рядом не стал.
Ведь я от Москвы до Берлина,
По трупам фашистским шагал.
Шагал, а потом в лазарете
На койке больничной лежал,
И плакали сестры, как дети,
Пинцет у хирурга дрожал.
Дрожал, и сосед мой рубака,
Полковник и дважды герой.
Он плакал, закрывшись рубахой,
Скупою слезой фронтовой.
Скупою слезой фронтовою
Гвардейский рыдал батальон,
Когда я геройской звездою
От маршала был награжден.
Потом мне вручили протезы
И быстро отправили в тыл,
Скупые мужицкие слезы
Кондуктор в вагоне пролил.
Пролил, но а после, паскудник,
С меня же содрал четвертак,
Ох, люди, ох, русские люди,
Ох, люди, ох, мать вашу так.
К жене словно вихрь я ворвался
И Клавочку стал я ласкать,
Я телом жены наслаждался,
Протез положил под кровать.
Болит мой осколок железа
И давит пузырь мочевой.
Полез под кровать за протезом,
А там писаришка штабной. Я бил его в белые груди,
Срывал на груди ордена,
Ох, люди вы, русские люди,
Родная моя сторона.
Ох, люди вы, русские люди,
Подайте на чарку вина. ____________________________________________
Я был батальонный разведчик,

А он – писаришка штабной.
Я был за Россию ответчик,
А он жил с моею женой.
Войну я прошел до Берлина,
В окопах я часто лежал.
Рыдали медсестры, как дети,
Пинцет у хирурга дрожал.
Домой я вернулся, ребята,
И ну свою Кланьку ласкать.
Протез мне мешает ужасно,
Его положил под кровать.
Лежу, а осколок железный
Давит на пузырь мочевой.
Полез под кровать за протезом,
А там писаришка штабной.
Я бил ее белые груди,
Срывая с себя ордена,
Ах, добрые, добрые люди,
Ах, мать ты, сырая земля.
Говорят, что судьба не индейка,
И за это я песню пою.
Как фашистская пуля злодейка
Оторвала способность мою.

Хочу, чтоб не было войны,
Чтоб доверяли мы друг другу,
Чтоб было больше доброты,
Ну а вообще хочу я...шубу! 
Хочу, чтоб не губили лес
И чтобы не было разборки
И чтобы победил прогресс
И чтоб была она из норки!
Хочу, чтоб были все терпимей
И чтобы были все милей
Чтобы друг друга мы любили
И чтобы шуба - подлинней!
Хочу, чтоб не грустил никто
И он и я и все мы тоже
Чтоб было всем светло, тепло И -...
чтобы шуба подороже!
Хочу, чтоб дети родились,
Чтоб на подарках были банты
Чтоб не было больных на свете
Ну а вообще хочу -... бриллианты!
Хочу, чтоб не было вражды
И чтобы праздники подольше
И чтобы мир не знал беды
И чтоб бриллиантов было больше

Обычная русская девушка
   *   *   *
Двенадцать лет. Ебется в жопу.
Тринадцать лет. Сосет - пиздец!
Пищит, кончая - первый сорт.
В пятнадцать делает аборт.
В шестнадцать - стопроцентно блядь!
В семнадцать - классу надо дать...
(Чтоб в раздевалке за стеной
Ебал ее весь выпускной)
Потом - куда-то поступать,
На первом курсе снова дать,
Когда скучает, блядь, порой.
Потом все также на второй...
Кончает стоя, лежа, раком,
Сосет и дрочит всей общаге.
На третьем встретится студент
(Он долбоеб. "Интеллигент"...).
Цветы, конфеты и стихи,
На день рождения - духи,
И лишь мечта - поцеловать...
(Она же блядь! (не слышит) Блядь!!!)
Потупит, сука, скромно глазки...
Чувак, очнись, ведь это сказки!
Ведет знакомиться домой -
"Как хороша, ах, боже мой!"
Неброско красится, опрятна,
И говорить с ней так приятно!
И папа с мамой долбоеба
Довольны этой блядью оба.
Потом студент задаст вопрос
(Ведь он интеллигентно рос)...
Мол, как же так и почему...
Она в ответ соврет ему:
(Шалава! Слезы на глазах...)
Прости меня, любимый... Ах!
Ну был один. Свинья. Подлец.
Я с ним лишь раз! И все! (Пиздец!)
.....................................
Потом дорога в ЗАГС. О, да!
И узаконена пизда,
Той шлюхи, что давала всем.
А муж - рогат. Он глух и нем.

*********************

Дева юная боится
На анальный секс решиться
Не случалось с ней такого
Вот она и не готова!
Не ханжа и не фригидна
Просто ей немного стыдно:
За любовь свою и ласку...
Превратиться в пидерастку.

*************************

В классе  шум, веселье, смех,
Радость на глазах у всех.
Лишь один сидит и плачет
Чем-то недоволен, значит.
Опоздавший залетает, Враз все это замечает.
Братаны, что за скандал??
ЗАВУЧ ИЗ ОКНА УПАЛ!!
Он  орать что было сил!
Видит грустного. Спросил:
Что ты плачешь? Кто обидел?
А я...а я... ЭТОГО не ви-и-и-дел:(

*********************
Заебало все вокруг
Телки и учеба
Заебал и лучший друг
Да и брат уебок
Заебало уж давно
То что снега нету
Вместо снега щас говно
Покроет всю планету
Заебали дураки
Заебали дуры
Участковый мент заеб
Из родной ментуры
Заебал дурак
Что меня послал
Да и я уже
всех вас заебал

**********************************

Если вечером однажды включишь первый ты канал
Эту погань знает каждый - будто в жопу ты попал!
Размалеванные бляди гомосеки там и тут
Вероятно, смеха ради это "фабрикой" зовут

Раньше был нормальным парнем, пел и девушек любил
А сегодня он орально ублажает злых педрил
И потом на сцене воет "Вай-вай-вай алле гараж"
Дело братцы молодое, как тут в задницу не дашь?

Круто ты попал на тв!
Ты пизда!
И всегда ты будешь петь эту муть!

Круто ты попал на тв!
Ерунда! Наклонись и подмахнуть не забудь.
Хоть чуть-чуть.
               
Совращают малолеток прямо в род и прямо в зад
Посадить бы всех их в клетку и отправить в зоосад
Мастер-класс у "примадонны" все попробовать хотят
Только рваные гондоны во все стороны летят

Петь уметь не надо, братцы и не надо знать нам нот
Надо чаще нагибаться и распахивать свой рот
И большой награда будет - в клипе мерзком о "любви"
Всем покажут твои груди крупным планом на ТВ!

Круто ты попал на тв!
Ты пизда!
И всегда ты будешь петь эту муть!

Круто ты попал на тв!
Ерунда! Наклонись и подмахнуть не забудь.
Хоть чуть-чуть.

Ну и жуть!

******************

Не ночует дочка дома
Ситуация знакома
Хули удивляться
Ей уже 16

Макияж на пол лица
Жопа в джинсах узких
И виднеется серьга
В пупе из под блузки

Завела себе бойфренда
Лет моих примерно
Папа, тусить с молодыми
Так не современно

Нихуя не понимаю
Я на этом свете
Может быть мы зря не жили
Так как наши дети

*********************

Солидный портфель
И солидная шляпа
За Вовочкой в садик
Является папа
Впервые за пять с половиною  лет
У папы нигде совещания нет

Солидный папаша стоит на паркете
И надпись читает: "Послушные дети"
- Простите, я здесь в первый раз
Мой Вовочка видимо где-то у вас?..
Он робкий такой и послушный с пеленок
По-моему, голубоглазый ребенок..
- Простите, но это ребенок не наш
Вам нужно подняться еще на этаж..

И снова папаша стоит на паркете
Под надписью: "Трудные дети"
За сердце хватается вовочкин папа
И тихо на нем поднимается шляпа
- Простите, я здесь в первый раз
Мой Вовочка видимо где-то у вас?..
- Простите, но это ребенок не наш
Вам нужно подняться еще на этаж..

И снова папаша стоит на паркете
А сверху написано: "самые трудные дети"
За стенку хватается вовочкин папа
Все выше на нем поднимается шляпа
- Простите, я здесь в первый раз
Мой Вовочка видимо где-то у вас?..
- Простите, но это ребенок не наш
Вам нужно подняться еще на этаж..

Еще на этаж поднимается папа
По лестнице катится папина шляпа
Он медленно сел и шепнул: обстановочка
Железная дверь и написано: ВОВОЧКА!!
**************************************

Если мальчиков менять часто любит кроха,
Значит, кроха- просто блядь!
Это очень плохо!

****************************
В понедельник вечером
Делать было нечего;
Надо б водочки попить,
Друга в ванной полюбить,
Вздуть подругу на диване,
Съездить в гости к тете Тане;
Там задвинуть и уснуть,
Счастья нету - просто жуть!
А во вторничек с утра
Разболелась голова...
Надоб водочки попить,
Друга в ванной разбудить;
И подругу на диване
Сплавить в гости к тете Тане.
Самому же лечь поспать -
Завтра будет день опять.

@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@@

Брат, который повесился,
Был большой юморист...
Он спускался по лестнице
И не верил, что вниз...

Брат, который повесился,
Был такой молодой...
Он не знал, что поместится
В тесный гроб с головой!

Брат, который повесился.
Это выдумал сам...
Он ни с кем не советовался,
Взял и петлю связал...

Брат, который повесился,
Был и резок, и мил,
Всех, кто только ни встретится,
Честно жить он учил...

Брат, который повесился,
В сизых пятнах стал весь -
Но устроил всем весело
Свою сильную месть!

Размышленья - на месяцы!
Темы грустных бесед...
А намедни повесился
За стеною сосед...
**************************

И снится мне не жопа пидорасаса
Не эта голубая хуета.
А снится мне пизда,пизда-зараза
Ее 30-ти летняя пизда...

( пародия на песню - Светке Соколовой 30 лет -)

15

Кто неровными шажками
Подбегает к нашей маме?
Кто пытается идти,
Задевая по пути
Табуретки, пианино,
Занавески и корзину?
Кто же это может быть?
Кто похож на забияку?
Кто схватил за хвост собаку?
Как заправский полотёр,
Пол коленками протёр?
Кто пытается до ванной
Дотащить свою пижаму?
Кто же это может быть?

Это, после ресторана ,
Папа учится ходить

*****************************
Не вижу принцев я вокруг.
Как дура, вглядываюсь в лица.
Ты только встреться мне, мой друг,
А там - тебе уже не смыться!

Сидеть и ждать – тоска и жуть.
Я поступлю совсем иначе:
Я объявленье напишу,
И сам, как миленький, прискачешь!

Приступим, что ж… «Я молода…»
(душой! А что важнее в мире?)
«Модельной внешности…»
(да-да,модели Т-34).

«Зеленый цвет раскосых глаз…»
(но только очень, о-о-очень темный)
«А грудь и бедра – просто класс!»
(что, «класс» - синонимы с «объемный»?)

«Красива, а еще умна.»
(конечно. Я училась в школе)
«Я не курю, не пью вина».
(«вина» пишу ж, не «алкоголя»)

«Квартира есть». (А кто сказал
«своя»? так, не совсем – снимаю).
«Еще хожу я в фитнес-зал...»
(я по утрам там убираю).

«Дружу с соседями давно…»
(перечить, гады, мне не смеют)
«Люблю готовить, очень!» (но –
«люблю» - не значит, что умею)

Да, не скромна! Что в том дурного?
Скажи, что соврала хоть слово
*******************
ДНЕВНИК КОТА
(Один день из жизни…)

Утро. Эта дура встала,
Волосенки почесала,
Сонно в ванную ползет –
Там ее подарок ждет.
Не в горшке, а как обычно
На пол я наделал лично.
Пусть позлится, убирая –
С добрым утром, дорогая!
……………………
Подождал, покуда Эта
Поползет из туалета.
Я – под ноги. Оп, споткнулась!
Получилось! Навернулась!
……………………..
Вышла завтракать старушка,
Наливает кофе в кружку,
Дикий мяв – и все дела –

Получилось! Разлила!
…………………….
Ладно, можно отдохнуть,
Пару строк в дневник черкнуть,
Запишу, себе не льстя:
Утро прожито не зря.
……………………
День. Душевно отоспался,
Только спакостить собрался
И вот тут, блин, как назло,
Мне конкретно не свезло.
Видел, шмотки надевала,
Рыло все размалевала,
Думал, что куда-то прется,
Хрен поймешь, когда вернется,
А она меня схватила,
К коновалу потащила,
Тот мне, гад, вкатил укол –
Срок прививки подошел.
Ничего, за муки эти
Адекватно я ответил:
Мне уколы портят шкурку,
Ей же – кожаную куртку.
Время даром не терял –
По дороге куртку драл
И штаны ее из кожи
Так уделал – не дай боже!
Впредь запомнит, может быть:
Не хрен, блин, меня лечить!
……………………..
Чуть попозже рвал игрушку –
Черепашную подушку.
Так увлекся делом этим,
Что хозяйку не заметил.
По башке огреб не слабо -
Что за гадостная баба!
Случай к мести не искал –
Тут же под кровать нассал.
Но, блин, снова облажался –
В руки сразу к ней попался,
Как последнего дебила
Рожей в луже отвозила.
Как отбился – сам не знаю!
Так теперь мочой воняю
Будто я – ночная ваза,
Младший братец унитаза.
Мыть меня, наверно, будет…
Может к вечеру забудет?..
Защемился в тихом месте –
Сочиняю планы мести.
……………………..
С максимально честной рожей
Я обои драл в прихожей –
У меня инстинкт – и точка!
(типа, нету когтеточки…)
…………………………
Отдохнуть она решила,
Паззлы, дура, разложила.
Что ж, я ей возможность дам
Собирать их по углам.
………………………
Вечер. Эта меня мыла
(вот зараза, не забыла!)
Что за гадство, не пойму,
Кто я ей – тупой Муму?
За мытье ей отомстил:
Пару чашек я разбил.
Слушал, как она визжала –
На душе полегче стало.
В довершение к разору
Я содрал на кухне штору.
Долго прыгал, но достал:
Получилось! Оборвал!
*****************

**********
Я вам пишу не лишь бы как,
Я вам пишу с больничной койки.
Двух пальцев нету на руке,
Под гипсом жарко, как на пляже...
У изголовья - кал в горшке,
А мой ли кал, не знаю даже...
Проколы в жёлчном пузыре,
Ожог в районе гениталий.
Сестрички носят мне пюре,
И трижды в день какой-то калий...
Так что стряслось? А *уй поймёшь...
Бутылки, помню, сдал пивные...
Жена сварила жирный борщ...
А на второе - отбивные...
И я, пожрав от живота, сказал:
- Спасибо, Лена, вкусно!
А дальше... дальше - темнота.
И отзвук жалобного хруста...
Врач говорит, я слабоват,
Лежать мне месяц, как полено...
А впрочем, сам и виноват:
Жена ведь Ира, а не Лена (((:
*******
Я выпустила из кувшина Джина.
Должна признаться, симпатичный Джин.
Такой эффектный, молодой мужчина,
И выполнить желанья предложил!

Ну а какие у меня желанья?
Я и не очень верю в волшебство.
Но всё ж решила быть оригинальной,
И попросила ласково его:

"Ах, милый Джини, я мудрить не буду,
Мне ни к чему рубины, серебро.
Ты лучше вытри пол, помой посуду,
Почисть палас, и вынеси ведро.

Погладь бельё, потом сходи на рынок,
Когда вернёшься приготовь обед,
И надо б разморозить холодильник,
И что-нибудь придумать на десерт".

Крутился Джин, как белка в поговорке,
Разбил плафон, рассыпал порошок,
Поранил себе палец в кофемолке,
И утюгом штаны свои прожёг.

И выдохся, упал на покрывало,
Не в силах ни творить, ни колдовать,
А я ему на ушко прошептала:
"Прими-ка душик, и пойдём в кровать".

Скривился Джин и с горькою ухмылкой:
"Помилуй, Госпожа, уже нет сил!"
И вдруг полез стремительно в бутылку,
И пробочку потуже закрутил

16

БАЛЛАДА О МАСТУРБАЦИИ=

Дрочат прохожие дрочит милиция
дрочат пожарные в нашей столице
дрочит бухгалтер и дрочит спортсмен
яростно дрочит крутой бизнесмен

дрочат мозолистыми кулаками
дрочат мозолистый пенис руками
дрочит татарин,мордвин и аид
только проклятый стоит и стоит

многие парни плечисты и крепки
носят на репке отличные кепки
стиль мастурбации весел и лих
только вот руки кривые у них

что уж не делали с ним бедолагой
дрочат беднягу наждачной бумагой
дрочат несчастного пемзой куском
дрочат с морским рассыпучим песком

дрочат от ярости в пене дрожа
с иглами дрочат морского ежа
с иглами дрочат ежа сухопутного
но ничего не случается путного

дрочат не ведая меры ни в чём
дрочат и яростно трут кирпичём
сильно распух и ужасно болит-
но не кончает,а дальше стоит

дрочат политики дрочат учёные
дрочат прямые кривые кручёные
умные дрочат и дрочит дурак
только ведь кончить не могут никак

дрочат писатели дрочат читатели
дрочат психушечных стен обитатели
дрочит плебей дрочит аристократ
дрочит в Израиле злой Арафат

дрочит Шарон на священой земле
Путин немножечко дрочит в Кремле
дрочат все зеки в отсутствии бабы
дрочат в своей Палестине арабы

дрочат макая в меду и сметане
дрочат талибы в Авганистане
дрочат забыв о жене и о бляде
дрочит посол США в Эр-Рияде

дрочит вовсю поросёнок на блюде
дрочит верхом бедуин на верблюде
дрочат французы забыв про минет
хакеры дрочат в сети ИнтерНет

гении дрочат и дегенераты
дрочат и старцы и акселераты
дрочат вовсю кандидаты наук
не покладая мозолистых рук

дрочат в колониях в странах свободных
дрочат подводники в лодках подводных
дрочит вовсю за штурвалом пилот
так что трясётся его самолёт

скальпелем дрочат хирурги печёнку
девочки к клитору тянут ручонку
дрочат солдаты на стрельбище пушку
а физиологи-дрочат лягушку

повар на кухне дрочит в ведро
физики в атоме дрочат ядро
дрочат уйдя с головой
нет чтобы акт совершить половой!

власть бесполезна бессильна харизма
на не избавиться от онанизма!
не запретить и не переучить
так и придётся до смерти-ДРОЧИТЬ!

17

ПРАВИЛА ХОРОШЕГО ТОНА
(можно не читать и без того воспитанным людям):
1)
Если взял, да закурил
В месте неположенном -
Ты законченный дебил,
Пидор отмороженный!
2)
Сопли вытря о рукав,
Не стыдись - ведь ты был прав!
Что за мелочь,твою мать-
Мог бы  и в штаны насрать!
3)
Скинув тихо кирзачи,
Ты при этом не дрочи:
В школе на собрании
Не привлекай внимания!
4)
Вдруг ты жутко наблевал
Посреди обеда,
А до этого рыгал
Прямо на соседа -
Будь спокоен:все замнУт,
Не заметят даже...
Только яйца оторвут,
По столу размажут!
5)
Если тайно ты набздел
В замкнутом пространстве,
И никто не охуел
От такого хамства -
Смело дальше,друг мой, бзди:
Все проблемы позади!
6)
Громко перднул в коридоре
У народа на виду?
- Это вовсе и не горе,
Просто :"нервы ни в пизду""
7)
Обоссал в сортире брюки белые
И не можешь выйти в коридор?
Не грусти - другие хуже делают,
Оправляясь жидко на ковер...
8)
Изо рта смертельный смрад,
Как из туалета.
Вряд ли кто-то будет рад
Целовать Вас в ЭТО.
9)
Коль расстегнута мотня,
Виден член оттуда -
Ты и вся твоя родня -
Падлы и паскуды!
10)
Пахнет из-под мышки застарелым пОтом?
Правая нога воняет левой гАже?
Успокойся - будешь идиотом,
Если вдруг почаще мыться будешь - мажем?

Скоро кожа коркою возьмется,
Дальше - больше: вылезут и язвы...
И тебя понюхав , каждый отвернется!
Сам подумай, дурень, плохо это разве?

Будешь ты один сидеть засранцем,
Наслаждаться ночью запахом подмышек,
Любоваться днем залупы глянцем,
Телом будешь низок - мыслями все выше...

(с) Корень Чурковский.

Песня о мужественном штандартенфюрере
      СС Отто фон Штирлице 

Нет седой равнины моря,
Ветра нет и туч не видно.
В мрачной камере гестапо
Между потолком и полом
Злобно Штирлиц восседает,
Черной фурии подобный.
То он дверь ногой пинает,
То харкается на стену…
В раздражении - бессилье.
Что в его душе творится?

-Я ж разведчик с длинным…
В смысле стаж имею долгий.
Как я мог заляпать ручку?
Позабыл надеть перчатки….
Жду покорно костоломов,
Что крутить начнут мне яйца…..
Эти пидары из Центра
Мне  посмертного Героя
Разумеется присвоят….
Охуеть, как романтично…
………………………………
Надо что-то бля придумать,
Сиднем не сидеть без толку…
Разложу пасьянс из спичек
Чтобы думалось бодрее.

Так,…представим себе быстро-
Утром,  мучаясь с  похмелья,
Я катил по Фридрихштрассе,
По дороге заблудился…
(Вам, союзнички, - спасибо -
Разъебали пол-Берлина….)
Голова болела сильно,
Все искал, где кружку пива
Усосать перед работой…
А потом свернул куда-то,
Дом увидел после взрыва
(Приступ однократной  рвоты
Там произошел со мною)
Всюду вещи, чемоданы…
Был еще туберкулезник-
Кашлял, брызгался слюною.
Я ему вкатил поджопник,
Так как вредная скотина
Ни хуя была не в курсе,
Где ближайшая пивная
( Знаю! Старый Жопа-Мюллер
У чахоточного спросит-
-Чай искал штандартенфюрер
роженицу на руинах?)…………
…………………………………
Так, я выпал из машины,
Чтобы поблевать в завалах
И пошел через дорогу
Синусоидой неверной...
Вдруг навстречу толстый немец  -
Тачку пред собой толкает
В тачке - целый ящик пива!
Кинулся к этой тачке
И за рукоять схватился-
Делал вид, что помогаю
Бюргеру  тягать  телегу ,
И движением незаметным   
Спиздил две бутылки пива…….
…………………………………..
Нет, представим по-другому
Вместо мужика - бабуля
Вместо пива - чемоданы-
И чахоточный припомнит,
Как я поднимал предметы!
(У меня дрожали руки
Пиво падало на землю)
Есть прекрасная  легенда!

Главное - поэнергичнее,
Побойчее хуйню долдонить
Ведь пиздеж ,- он чем наглее,
Тем в него поверить легче…
………………………………
В мрачной камере гестапо
Между потолком и полом
Штирлиц радостно летает,…
Мюллер! Скоро будет Мюллер!

Чтобы жизнь была в порядке
И нервы не издерганы
Содержите в чистоте
Половые органы.

А у нас,а у нас поломался унитаз
Ладушки,ладушки будем срать у бабушки!

Эстонка с ярким рюкзаком
меня спросила "Извините,
Вам Питер с детсва ведь знаком ?
Где что у вас здесь, покажите "
Гостепреимен, рад всегда
помочь туристам вообщем всем я
моя специальность - города
центрального нечерноземья.
Хоть Вы подкованы уже
(две книжки прочитали даже)
о яйцах как их....Фаберже,
лежащих в нашем Ермитаже
я покажу Вам Питербург с его дворцами и садами
Ознакомительный мы тур проделаем сегодня с Вами

О трудной Питера судьбе
неофициально, без докладов
я расскажу ,
посмотрим где
бухал любимый мной Довлатов.
Где на разборке в зимний день
за бабы честь поэт-повеса,
сюртук повесив на плетень,
ругаясь матом, ждал Дантеса.

Где сракой сев на броневик
сдобряя речь свою слюнями
матерый, лысый большевик
буржуев вспоминал по маме
И на свинцовой на Неве
стоящий Крейсер покажу я
сыгравший роль в Страны судьбе,
какого непонятно,... (простите, несдержался)

Корней Чуковский и Маршак
и фельдшер в прошлом, главный самый
известный всем донской казак
с фамилией странной - Розенбаум
Слогали гимны восхваляв
Наш Питер. Помнить вечно будем,
что Кимоно за 3 рубля
купил здесь по дешевке Путин…..

Лишь попрошу за это вот,
как человека и как друга -
:::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
:::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::
возьмите в подворотне в рот
за гида мелкую услугу.
"Не злой корысти вообщем для -"
на возмущонный крик отвечу -
"а Питербурга ради я
прошу Вас мне пойти на встречу"

Моей израненной душе
так мало нужно - отсосите, а ?
По яйца..эти...Фаберже.
В любезности не откажите.
Ведь Питер - Молох и Колосс ,
в нем силы с мудростью соитие
и по сравнению с ним отсос -
всего лишь мелкое событие.

****************************

фалический символ-газопровОд
его украина ночами сосет
Володя в натуре пора понимать
как дорога незалежная блядь

****************************

Сегодня девочка моя
сказала: "Я тебя хочу!"
Я ей ответил:"Ни хуя!
Пойду-ка лучше подрочу!
Ебать тебя желанья нет,
но раз тебе совсем не вмочь,
сообрази ка мне минет.
Лишь так могу тебе помочь."
Но ты решила в рот не братью
Ишь ты,брезгливая, смотри!
Уж утро стало наступать,
В окне погасли фонари.
Ихлопнув дверью я ушел,
решивши твердо: Подрочу!
Вот так закончилась любовь,
И знать тебя я не хочу.

******************

Два доведенных учебой студента
Били декана мешками цемента.
Рядом лежал отпизженный лектор,
Из жопы торчал окровавленный вектор.

Возьми меня море
И ебни об рифы,
Как я заебался
Решать логорифмы.

Я стипуху получил,
Платят очень мало.
Тут же я ее пропил,
И дали мне в ебало.

А назавтра я увидел
Девушку красивую,
И ее я пригласил
На свиданье милую.

Я сказал, что денег нет,
Но сосать полезно.
Нахаляву мне миньет
Сделай, будь любезна.

Член достал я из порток,
Вежливо, культурно, --
Получил я между ног
Так, что стало дурно.

Отсюда вывод: денег нет --
Так жуй приятель калачи,
А хочется тебе любви --
Смотри порнуху и дрочи.

-Почему трусы в помаде?-
спросит вечером жена
так попался я на бляде
не докажешь ни хрена
-в вендиспансер милый топай
отлученный от пизды
чтоб не думал сволочь жопой
член возьму твой под уздцы-
я вскипел,налился кровью
взял за ножку табурет
то что ты зовешь любовью
не приносит мне миньет
мне дешевле ежедневно
чирик баксов заплатить
чем твои жалея нервы
ласки жалобно просить
-сколько? десять ежедневно?
за работы пять минут?-
у моей жены наверно
мысли бошку разнесут
с той поры живу в покое
деньги в доме,благодать
а жена творит такое!
БЛЯДИ МОГУТ ОТДЫХАТЬ

18

Серия произведений, необоснованно приписываемых Баркову



Отец Паисий
В престольный град, в синод священный
От паствы из села смиренной
Старухи жалобу прислали
И в ней о том они писали:
Наш поп Паисий, мы не рады,
Все время святость нарушает:
Когда к нему приходят бабы
Он их елдою утешает.
К примеру, девка или блядь
Или солдатка, иль вдовица
Придет к нему исповедать,
То с ней такое приключится.
Он крест святой кладет пониже
И заставляет целовать.
А сам подходит сзади ближе
И начинает их ебать.
Тем самым святость нарушая,
Он нас от веры отлучает.
И нам де нет святой услады -
Уж мы ходить туда не рады.
Заволновался весь синод,
Сам патриарх, воздевши длани,
Вскричал: "судить, созвать народ.
Средь нас не место этой дряни".
Суд скорый тут же состоялся,
Народ честной туда собрался...
И не одной вдове, девице
С утра давали тут водицы.
Решили дружно всем синодом
И огласили пред народом:
Отцу за неуемный блуд
Усечь ебливый длинный уд.
Но милосердие блюдя,
Оставить в целости мудя.
Для испускания мочи
Оставить хуя полсвечи.
Казнь ту завтра совершить
И молитву сотворить.
А чтоб Паисий не сбежал,
За ним сам ктитор наблюдал.
Старух ругают: "вот паскуды.
У вас засохли все посуды.
Давно пора вам умирать,
А вы беднягу убивать".
Всю ночь не спали на селе
Паисий, ктитор - на челе
Морщинок ряд его алел -
Он друга своего жалел.
Однако плаху изготовил,
Секиру остро наточил,
И честно семь вершков отмеря,
Позвал для казни ката-зверя.
И вот Паисий перед плахой
С поднятой до лица рубахой.
А уд не ведая беды
Восстал, увидев баб ряды.
Сверкнув, секира опустилась...
С елдой же вот что приключилось:
Она от страха вся осела -
Секира мимо пролетела.
Но поп Паисий испугался
И от удара топора
Он с места лобного сорвался
Бежать пустился со двора.
Три дня его искали всюду.
Через три дня нашли в лесу
Где он на пне сидел в муду
Святые псалмы пел в бреду.
Год целый поп в смущеньи был.
Каких молебнов не служил,
Но в исповеди час не мог
Засунуть корешок меж ног.
Его все грешницы жалели,
И помогали как умели,
Заправить снова так и сяк
Его ослабнувший елдак.
Жизнь сократила эта плаха
Отцу паисию. зачах,
Хотя и прежнего размаха
Достиг он в этаких делах.
Теперь как прежде он блудил,
И не одну уж насадил...
Но все ж и для него чтецы,
Пришла пора отдать концы.
На печку слег к концу от мира.
В углу повесил образок,
И так прием вел пастве милой,
Пока черт в ад не уволок.
Он умер смертию смешною:
Упершись хуем в потолок,
И костенеющей рукою
Держа пизду за хохолок.
Табак проклятый не курите,
Не пейте братие вина.
А только девушек ебите -
Святыми будете, как я.

Пров Фомич

1. Пров Фомич был парень видный,
Средних лет, весьма солидный,
Остроумен и речист,
Только на хуй был нечист.
Он не брезговал интрижкой,
Ни с кухаркой, ни с модисткой,
И немало светских дам
Прижимал к своим мудям.
Хуй имел он прездоровый,
С шляпкой глянцевой, багровой.
Одним словом, его кляп
Был совсем по вкусу баб.
Еб с отменным он искусством,
С расстановкой, с толком, с чувством,
И, как дамский кавалер,
На свой собственный манер.
Он сперва пизду погладит,
А потом свой хуй наладит,
Нежно вставит, извинясь,
И ебет, не торопясь.
"Пров Фомич! Что за мужчина!
С ним не ебля, а малина".
Так решили дамы хором
За интимным разговором.
И попал наш с этих пор
Пров Фомич в большой фавор.
2. Раз в осенний вечер длинный
Пров Фомич в своей гостиной,
Взяв стаканчик коньяку,
Сел поближе к огоньку.
Ароматный дым сигары,.
"Финь-шампань", хороший, старый,
Отвлекли его мечты
От житейской суеты.
Вдруг выходит из прихожей
С неумытой, пьяной рожей,
Прова Фомича лакей,
Старикашка Патрикей.
"Что тебе, хуй старый, надо?
"Мовил Пров Фомич с досадой.
Почесав свое яйцо,
Тот ответил "Письмецо".
Отослав в пизиу лакея,
Старикашку Патрикея,
И, загнув "ебена мать!",
Начал Пров письмо читать.
"Душка Пров", - письмо гласил
Без тебя я вся уныла
Две недели не еблась
И вконец вся извелась.
Укатил тиран мой Павел,
А свой хуй мне не оставил
Мне ж без хуя невтерпеж
Приезжай, так поебешь!
Если ж ты меня обманешь,
К своей Тане не заглянешь,
То, ей-богу, не совру,
Дам я кучеру Петру!"
Прочитав письмо до точки,
Пров Фомич без проволочки,
Встал и крикнул:"Патрикей!"
Одеваться мне скорей!"
Пров Фомич принарядился,
Вымыл хуй, лицо, побрился,
И, свернув усы в кольцо,
Бодро вышел на крыльцо
- Ей, ебена мать, возница! -
Крикнул он, и колесница,
Загремя по мостовой,
Унесла его стрелой.
3 Ей вы, сонные тетери,
Открывайте Прову двери
Прову двери отворили
И туда его пустили.
Он у ней. Она в кровати
Жаждет ебли и объятий
Вся раздета догола,
Обольстительно мила.
Ножки свесила с постели,
И на белом ее теле
Между двух прелестных ног
Обольстительный пушок.
Пров Фомич разоблачился,
Под бочок к ней подвалился,
Начал к делу приступать
И живот ей щекотать.
Вот уж он пизду погладил,
А потом свой хуй наладил,
Вдруг, о ужас, его кляп
Опустился и ослаб.
От такого приключенья
Бедный ебарь с огорченья,
Глядя на хуй, воз вопил:
"И ты, Брут, мне изменил!"
Видя хуй его лежащим,
Таня молвит, чуть не плачя:
"Что с тобой, мой милый Пров,
Али хуем нездоров?"
А потом рукою нежной
Начала она прилежно
Его гладить и ласкать,
Чтобы как-нибудь поднять.
Но, увы, хуй был, как тряпка,
Побледнела его шляпка,
Весь он сморщился, обмяк,
Словом - дрянь, а не елдак.
К ебле чувсвуя охоту,
Таня до седьмого поту
Билась с хуем Фомича,
Его гладя и дроча.
Целый час она потела
Но елда, как плеть, висела.
Наконец, бабенку зло
На любовника взяло.
Мигом Танечка вскочила
Свой ночной горшок схватила
Полон ссак, и сгоряча
Окатила Фомича.
"Вот тебе, блудец негодный!
Помни, с дамой благородной
Не ложися на кровать,
Коль не хочет хуй вставать.
Уходи, безмудный мерин,
Ты противен мне и скверен,
Иди к матери в пизду,
Я получше хуй найду.
Если б я стыда не знала,
Я б тебя не так ругала;
Убирайся, сукин сын,
Гнилому дный дворянин!"
Пров, бедняга мой, очнулся,
Весь в моче, встряхнулся:
"Вот, несолоно хлебал"
И скорей домой удрал.
4. На квартире в Малой Бронной,
С обстановкою бон-тонной,
Проживает с давних пор
Доктор Шванц, гипнотизер.
Все болезни организма
Тайной силой гипнотизма,
Погрузив больного в сон,
Исцелял чудесно он.
Так лечил сей чародей
Слабость хуя и мудей,
Чтоб бывал здоров в момент
Самый злостный пациент.
Доктор Шванц в два-три момента,
Погружал в сон пациента
И внушал больному так,
Чтоб стоял его елдак.
Шванц женат был. Его женка,
Миловидная бабенка,
Весела, как мотылек,
Но слаба на передок.
Пров у Шванца был друг дома.
Многим роль эта знакома:
Посещал их часто, ну...
И, конечно, еб жену.
Знал ли Шванц об их скоблежке
И о том, что носит рожки?
Я могу сказать в ответ:
"Может - да, а может - нет".
5. Пров Фомич в своем недуге
Вспомнил о враче и друге
И не больше, как чрез час,
Был со Шванцем с глаз на глаз.
Что у Вас? - спросил тот тихо.
- Ах! Мой милый, невставиха.
Кляп хоть вовсе отрубай
И собакам отдавай.
Прову кресло Шванц подвинул,
Сморщил лоб и брови сдвинул,
Почесал в раздумье нос
И так начал свой допрос:
- Не дрочили ли Вы в детстве,
Иль, быть может, в малолетстве,
Спавши с нянькой молодой,
Познакомились с пиздой?
Был ли Ваш отец покойный,
Может, пьяница запойный?
Мне признайтесь - врач, что поп, -
Не любитель ли вы жоп?
Пров Фомич засуетился,
Заклялся и забожился:
Пусть свидетельствует Бог,
Что он жоп терпеть не мог.
Коли он на жопу глянет,
У него и хуй не встанет.
- Ну-с, отлично, бесподобно,
А теперь Ваш член подробно
Мы рассмотрим. - И вот Пров
Вынул хуй свой из штанов.
Доктор Шванц вздохнул и смолкнул
Кляп его зачем-то щелкнул,
И промолвил, наконец:
- А ведь хуй-то Ваш подлец!
Ну да мы его поправим,
Живо на ноги поставим.
Поглядите через час,
Он штаны порвет у Вас.
Шванц вперил свой взор в больного,
Тот не вымолвил ни слова,
Клюнул носом, осовел,
Раз зевнул, и захрапел.
Снится сон больному чудный,
Будто в зале многолюдной
Очутился как-то он,
И его со всех сторон
Окружают образины,
Но не дамы, не мужчины.
Гладки лица, без усов,
Нет ни глаз и нет носов.
Пара толстых глупых щек
И дыра как бы у жоп.
Пров напряг свое вниманье,
Разглядел их очертанье
И почувствовал озноб:
Он один средь сотни жоп!
Увидали жопы Прова
И, как гостя дорогого,
Окружив со всех сторон,
Отдали ему поклон.
А потом толпою шумной,
Будто в радости безумной,
Наровили за хуй дернуть,
В рот ему старались пернуть.
Они под нос ему срали,
Ловко с припер дом скакали,
Испуская вонь и смрад,
Одним словом - сущий ад.
Жутко сделалося Прову,
И от шуму, гаму, реву,
Пациент, что было сил,
Вскрикнул и глаза открыл.
А над ним, с улыбкой злою,
Шванц склонялся, и рукою
Тер виски больному он,
Чтоб прервать тяжелый сон.
Поздравляю Вас, мой милый,-
Молвил доктор, - с новой силой
Встанет хуй на радость Вам
И в утеху милых дам.
Так он молвил, весь сияя,
К двери Прова провожая.
Сам он думал: "Жопоеб!
Чтоб ты мать свою уеб!"
6. Сидя у камина дома
За бутылкой доброй рома,
Пров мой весел, оживлен
И от хвора исцелен.
Вспоминая приключенье,
Ганю, Шванца, сновиденье,
Отгадать старался он
Что мог значить этот сон.
Патрикей уж в это время,
Притащив с двора дров бремя
Стал укладывать их в ряд,
Оттопыривши свой зад.
7. Вдруг у Прова моментальной,
Силой роковой, фатальной,
Верьте, господа, не лгу,
Хуй поднялся на слугу.
Овладела им тут похоть
Начал он стонать и охать.
В руки взяв елду свою,
Он промолвил холую:
- Ты послушай-ка мой верный,
Мой слуга нелицемерный,
Старикашка Патрикей,
Ты снимай штаны скорей!
За твою примерну службу,
За любовь ко мне и дружбу,
Я по-барски награжу,
Тебе в жопу хуй вложу.
Патрикей, слуга покорный,
Видя барский хуй задорный,
Ни пол-слова не сказал
Снял штаны и раком стал.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Год прошел. Мой Пров доволен.
Весел, счастлив и не болен.
Невставанью нет следа,
Лихо действует елда.
Он расстался с Патрикеем
И другого взял лакеем,
Мужика лет с двадцать пять,
Чтобы в зад его пихать
Пизд ему теперь не надо,
Жопа - вот его награда.
И поверьте, что по гроб
Пров Фомич не бросит жоп.


Барков Иван Семенович
Поп Вавила
Жил-был сельский поп Вавила.
Уж давненько это было.
Не скажу вам как и где
И в каком-таком селе.
Поп был крепкий и дородный,
Вид имел он благородный,
Выпить - тоже не дурак.
Лишь имел плохой елдак.
Очень маленький, мизерный.
Так, хуишко очень скверный-
И залупа не стоит,
Как сморчок во мху торчит.
Попадья его Ненила
Как его не шевелила,
Чтобы он ее поеб -
Ни хуя не может поп.
Долго с ним она возжалась:
И к знахаркам обращалась,
Чтоб поднялся хуй попа.
Не выходит ни кляпа.
А сама-то мать Ненила
Хороша и похотлива.
Ну и стала всем давать-
Словом сделалася блядь.
Стала вовсе ненаебна
Ненасытная утроба.
Кто уж, кто ее не еб:
Сельский знахарь и холоп,
Целовальник с пьяной рожей,
И приезжий и прохожий,
И учитель и батрак-
Все совали свой елдак.
Благочинному давала-
И того ей стало мало:
Захотела попадья
Архирейского хуя.
Долго думала Ненила,
Наконец-таки решила
В архирейский двор сходить
И владыке доложить,
Что с таким де неуклюжим
Жить не хочет она мужем,
Что ей лучше в монастырь,
А не то, так и в Сибирь.
Собралась как к богомолью:
Захватила хлеба с солью.
И отправилась пешком
В архирейский летний дом.
Долго ль, скоро она шла,
Наконец и добрела.
Встретил там ее келейник,
Молодой еще кутейник.
Три с полтиной взял он с ней,
Обещав, что архирей
Примет сам ее прилично
И прошенье примет лично.
После в зал ее отправил
И в компании оставил
Эконома-старика,
Двух пресвитеров, дьяка.
Встали все со страхом рядом.
Сам отправился с докладом.
И вот из царственных дверей
Показался архирей.
Взор суров, движенья строги.
Попадья тут прямо в ноги:
-Помоги, владыко, мне.
Но прошу наедине.
Лишь поведать свое горе,-
Говорит с тоской во взоре.
И повел ее аскет
В свой отдельный кабинет.
Там велел сказать в чем дело.
Попадья довольно смело
Говорит, что уж лет пять
Поп не мог ее ебать.
Хуй его уж не годится,
А она должна томиться
Жаждой страсти столько лет.
Был суровый ей ответ:
-Что же муж твой что ли болен?
Иль тобою недоволен?
Может быть твоя пизда
Не годится никуда?
-Нет, помилуйте, владыка,-
Отвечает тут затыка,-
Настоящий королек,
Не угодно ли разок?
Тут скорехонько Ненила
Архирею хуй вздрочила,
Юбку кверху подняла
И сама под ним легла.
Толстой жопой подъезжала,
Как артистка поддавала...
Разошелся архирей
Раз четырнадцать над ней.
-Хороша пизда, не спорю.
И помочь твоему горю
Я готов и очень рад,-
Говорит святой прелат.
-Все доподлинно узнаю,
Покажу я негодяю.
Коли этаких не еть-
Значит вкуса не иметь.
Быть глупее идиота.
Как придет тебе охота-
Полечу тебя опять...
Чур, как нынче поддавать.
И довольна тем Ненила,
Что от святости вкусила,
Архирея заебла-
Веселей домой пошла.
А его преосвященство
Созывал все духовенство
Для решенья многих дел.
Между прочим повелел:
Чтоб дознанье учинили
Об одном попе Вавиле.
Верно ль то, что будто он
Еть способности лишен?
И об этом донесенье
Дать ему без промедленья.
Так недели две прошло.
Спать ложилося село,
Огоньки зажгли по хатам...
Благочинный с депутатом
К дому попа подъезжали
И Вавилу вызывали.
-Здравствуй, сельский поп Вавила,
Мы де вот зачем пришли:
На тебя пришел донос,
Неизвестно кто принес.
Будто хуем не владеешь,
Будто еть ты не умеешь,
И от этого твоя
Горе терпит попадья.
Что на это нам ты скажешь?
Завтра утром нам покажешь
Из-за ширмы свой елдак,
Чтоб решать могли мы так:
Можешь ли ебать ты баб?
Или хуй совсем ослаб?
А теперь нам только нужен
Перед сном хороший ужин.
Подан карп, уха стерляжья...
Спинка в соусе лебяжья...
Поболтали, напились,
Да и спать все улеглись.
На другой день утром рано
Солнце вышло из тумана.
Благочиный, депутат
Хуй попа смотреть спешат.
Поп Вавила тут слукавил
И за ширмою поставил
Агафона-батрака,
Ростом в сажень мужика.
И тогда перед попами
Хуй с огромными мудями
Словно гири выпер вон
Из-за ширмы Агафон.
-Что-то мать с тобой случилось?
Ты на это пожурилась?-
Благочинный вопросил
И Ненилу пригласил.
Посмотреть на это чудо,-
Тут и весу-то с полпуда,
И не только попадья,
Но сказать дерзаю я,
Что любая бы кобыла
Елду эту полюбила.
И не всякая пизда
Это выдержит всегда.
-Ах, мошенник, ах, подлец.
Обманул он вас, отец.
Это хуй ведь Агафона,
И примета слева, вона...
Бородавка, мне ль не знать?
Что ты врешь, ебена мать?
Так воскликнула Ненила,
И всему конец тут было.

Текст написан в январе 2004 г. и любезно предоставлен для публикации автором - Игорем Петенко
Сливайте воду – кончен бал,
Утрите пот, кто танцевал,
Княжна, в боа засуньте локоть...
И поумерьте вашу похоть...

Вступление (Героиня и герой):

Героиня:
Кому приятен первый бал,
Коль вас никто там не ебал?
Вам так сказала бы Параша,
Прохвоста дочь, ей князь – папаша.

Коль дела нет до ваших зон –
Совсем не радует музон.
На двух балах всё было скромно –
Сейчас противно даже вспомнить.

Она была уж не дитя –
Почти пятнадцать лет спустя,
Когда кузен Обломский спьяну
Ебал её, зазвавши в ванну.

Тогда понравилось то ей,
И стала первой из блядей.
Хотя, порой, поддавшись скуке,
В тоске заламывала руки:

Эх, мелковаты все хуи,
А мне так хочется любви,
Чтоб был елдак большой и чистый
С залупой твёрдой и лучистой.

Но в том ей много не везло –
Прохвосты липли, как назло:
То местный писарь, то аптекарь,
То почтальон, то конский лекарь...

Одни мученья, нету сил –
Два раза сунул и... спустил.
Но для Параши то не ебля,
Когда хуишки тоньше стебля.

Но попадалась иногда
И нехуёвая елда –
К примеру, трахал конюх Прохор
Вполне достойно и неплохо.

К тому ж, на выдумки мастак –
Поставит раком на верстак,
Подгонит мерина-трёхлетку,
Возьмёт за хуй его и метко

Заправит девке между ног,
Чтоб из пизды забрызгал сок.
Княжне такое развлеченье –
От ипохондрии леченье.

Герой:
Корнет Треухов был не князь,
Хотя и падал мордой в грязь.
Для светских дам он был загадкой,
О нём шептались все с оглядкой.

По виду – вроде из дворян,
Но слишком скромный – не буян.
Любил он просто тихо выпить,
Хотя мог хуем зубы выбить,

Коль рассердить его всерьёз –
Но после каялся до слёз.
Бывало – ёбнет в нос подносом,
А после – с горя срёт поносом.

К тому ж чурался он девиц,
А также прочих женских лиц.
И про него ходили слухи –
Его отец не граф Треухов,

А то ли чукча, то ль раджа,
Который как-то объезжал
Россию с севера на запад
И портил девок тихим сапом.

Итак:
Глава 1

Разъезд – кареты, кони ржут,
Лакеи тут и там снуют,
Княжна, скукожась величаво,
Карету ждала и рычала:

Какая падла сей корнет –
Не дал мне выполнить минет.
Ему бы так я отсосала,
Как даже в сказках не писали.

Его распухший длинный шланг
Я в рот взяла б, как акваланг,
И проглотила б до желудка
Его огромную залупку.

Я, как могучая боа,
Могу взять даже хуй вола.
Моя пылающая глотка
Тянуться может, как колготки.

Мне делать это не впервой –
Люблю работать головой.
Елду я выжму, как мочалку,
И пусть не хныкает, что жалко.

Корнет же юный, как юла
Вертелся рядом, пьян с утра.
Не писал он во время бала,
А вот сейчас моча взыграла.

Покуда весь честной народ
Плясал мазурку и фокстрот,
Корнет за стойкою в буфете
Лакал крюшон и жрал конфеты.

Конфеты были «Трюфеля»,
Их любит каждая свинья.
Поскольку было всё халявой –
Корнет увлёкся той забавой.

Настолько, что забыл про дам,
Не слыша щебет их и гам,
Когда они, задрав подолы,
Скакали козами по полу.

Шажок вперёд, прыжок назад –
Весь зал трясётся, как вокзал...
Пылали жарко бабьи лица,
Росинки пота на ресницах,

По щёкам в рот сползала тушь –
Какой там к чёрту «Мулен Руж».
Княжна порхала – сущий ангел –
Как между яхт могучий танкер.

И, как на волнах утлый плот,
Тряслися груди и живот...
Живого веса целый центнер
По залу нёсся, словно ветер.

Как фея нежная, слегка
В прыжке касаясь потолка,
Она кружилась в менуэте,
Дразня подвязками корнета.

Корнету ж было не до них –
К буфетной стойке он приник,
Глаза мечтательно блестели,
И мысли вдаль его летели.

В мечтах он видел Летний сад,
В котором много лет назад
Гулял юнцом под деревцами
И писал в грядки с огурцами.

А вот сейчас, уже корнет,
Обязан ссать в ватер-клозет,
Где спёртый воздух, нет простора,
И пахнет хлорным дезодором.

Но наш корнет – дитя лесов,
В которых бегал без трусов –
Терпеть не мог такую пытку
И хуй свой, свёрнутый в улитку,

Сжимал, боясь попасть впросак
И ненароком обоссать
Девиц, вальсировавших в круге,
Беспечно жавшихся к подруге.

Терпел он муку до конца,
И вот сейчас, вблизи крыльца,
Где долго лошади стояли,
И доносился звук рояли,

Он был готов поймать свой шанс,
И сев в почтовый дилижанс,
Отъехать быстренько за угол,
Чтоб помочиться там на уголь.

Ах, ё...! В пост-бальной кутерьме
Вдруг поскользнулся на дерьме
И растянулся под Парашей,
Чем вызвал гневный вопль мамаши:

Ты, сукин сын, ещё не зять,
А уж намерился ебать
И лезешь с ходу  ты под юбку
К моей дочурочке-голубке.

Так просто дочку не отдам
На поругание и срам,
Не допущу, чтоб в панталоны
К ней лезли всякие гондоны.

Проверить я сама должна
Какой длины твоя елда,
Чтоб не испортил нашей чести
Какой-то ёбарь неизвестный.

Венчает наш фамильный герб
Длиной в аршин могучий хер.
Наш княжий род сей герб прославил –
С покон веков он баб забавил.

Коль ты на девку глаз поднял,
Хоть с нами вовсе не родня,
То должен быть её достоин –
Вон, вишь, она, как тёлка, стонет.

Позора я не допущу
И хуй сама твой раздрочу.
Влезай-ка, мальчик мой, в карету,
Подушки там уже согреты.

Корнет от ужаса застыл –
Ведь, он ещё невинным был,
А тут ведут такие речи,
Что хуй стал твёрдым, как подсвечник.

Лосины начали трещать,
Когда елда набрала стать –
Мамаша с дочкой глаз не сводят –
Ну, хороша – почти колода!

Такое чудо им впервой –
Какой подарок дан судьбой!
Их матки кровью забурлили,
И пизды губы все раскрыли.

Не обманули их сердца –
Такого сняли молодца!
Для развлеченья и потехи
Теперь не будет им помехи!

Корнет же мыслит об одном –
Скорей пописать перед сном.
Но эти глупые блядищи
Понять не могут, что он ищет.

Зажав парнишку с двух боков,
Бегут, не чуя каблуков.
Скорей, скорей его в карету,
А то прознают все газеты.

Потом попробуй докажи,
Что нам елда принадлежит.
Найдутся бляди на халяву,
Пойди, найди потом управу...

Для нашей княжеской семьи,
Где секс все знают лет с семи,
Не может быть альтернативы,
Должны ебаться всем на диво –

Маман учила в спешке учила дочь,
Стараясь девочке помочь.
Княжна давно уже созрела,
Но, в основном, еблась без дела.

То даст мальчонке со двора,
То отсосёт всем поварам.
Она пока что лишь играла
И секса толком не познала.

Любила голой влезть на стол
И, громко щёлкая хлыстом,
Заставить дворню бегать кругом,
Сношая в очередь друг друга.

Она резвилась, как дитя,
Пиздой пылающей светя.
Она считала еблю шуткой,
За что прослыла проституткой.

Злословен часто наш народ –
Коль баба в рот елду берёт,
То все от зависти сгорают,
Но всё же блядью обзывают.

Пусть даже денег не берёт,
А по желанию даёт –
Кричат все дружно «проститутка»,
Хотя, самим охота жутко.

В карете влезли на диван
Корнет, Параша и маман.
Возница дёрнул за поводья,
Погнав коней по половодью.

Внутри вначале тишина –
Так тройка вся поражена –
Одни не верят в своё счастье,
Другому грезится ненастье.

Крюшона доброе ведро
Наружу просится давно –
Треухов бедный чуть не плачет,
А кони дальше резво скачут.

В карете душно и темно,
Воняет потом. Сквозь окно
Луна глядит из туч печально –
Такое грустное начало...

Но вдруг раздался громкий стон:
Зачем на свет я был рождён?
Остаться б лучше мне в утробе,
Чем ссать сейчас себе на ноги.

Корнет мочился и вопил:
Зачем я столько много пил...
Молю, о Боже, чтоб «Трюфели»
Созреть для срачки не успели.

Мадамы рядом слышат всё –
О, ужас, если вдруг насрёт...
Вчера карету из ремонта
Пригнали к зависти бомонда.

Но чёрт с каретой – хуй нужней...
А пол в карете всё влажней –
Корнет от счастья замурлыкал:
Ох, пронесло, спасён от лиха.

Средь аромата потных тел
Корнет мочился и пыхтел.
И напоследок, громко пёрднув,
Совсем испортил воздух спёртый.

Но тут уж женщин прорвало –
Терпенье кончилось давно –
Во тьме забрезжил луч рассвета,
Но нет им пользы от корнета.

Елда-колода между ног
У наших милых недотрог,
А пизды соки исторгают,
Пустые анусы страдают.

Вцепились ручками в елду
И тащит каждая ко рту.
Дочурка более проворна –
Залупу впихивает в горло.

Но вдруг полезли из орбит
Глаза на лоб – она вопит:
Не может быть, не верю в чудо –
Такого нет у Робин Гуда!

Княгиня глянула в лорнет
На то, чем действует корнет,
И в первый миг остолбенела –
Восторгу не было предела!

Елда вращалась, как кардан –
Такой корнету дар был дан.
Он мог ей двигать вправо, влево,
В спираль закручивал умело.

Вращал её и так, и сяк...
Пока пузырь весь не иссяк.
Княгиня взвыла от восторга,
Но дочка думала не долго –

Вскочила резво, как коза,
И, закатив ко лбу глаза,
Взметнула мигом шубу, юбки,
Как паруса, расправив губки.

И с маху шесть своих пудов
На хуй воздвигла без трудов –
Корнета бросила на спину,
Карданный член вогнав в вагину.

Мамаша – дочке: «Не спеши,
Манду рукой пока чеши,
Должна сама я убедиться,
Что этот хуй тебе годится.

Усладу мне пусть даст сполна,
Потом отведаешь сама.»
Параша с этим не согласна:
Неужто, маменька, не ясно,

Сей дивный хуй – моя мечта,
Во снах мне грезился с мальства,
Ведь даже папенькин, аршинный,
Такого чуда не свершил бы.

А этот, глянь, упёрся в грудь,
Что мне ни пёрднуть, ни вздохнуть...
Но это только половина,
Ещё снаружи полдубины!

Сейчас ещё поднапрягусь
И глубже на хуй натянусь.
Не опозорю княжей чести –
Весь член окажется на месте.

Не беспокойся за меня,
Елда корнета – не херня!
Уютно ей в роскошной письке,
Как в теплом сэндвиче – сосиске.

Открою, маменька, секрет,
Что с хуем делает корнет –
Во мне свернул его улиткой,
Хоть поначалу было пыткой.

Но так зато распёр внутри,
Что матка вся огнём горит.
Когда входил, то было туго –
Корсет аж лопнул от напруги,

А клитор вылез на вершок,
Как индюшиный гребешок.
Но я вздохнула, как акула,
И полхуины заглотнула.

Теперь внутри он, как змея,
Заполнил полностью меня.
Какое, право, наслажденье –
В пизде змеиные движенья.

Таращит маменька глаза –
А если та змея – гюрза?
Зубами с острыми краями
Она нас сделает блядями!

Ведь мы тогда не сможем спать,
Ночами будем змей искать.
А где у нас найдёшь питона,
И где держать потом – в бидоне?

Но дочка молвила в ответ:
Пизда моя крепка, как клеть.
Питон не вылезет наружу,
Пока не спустит спермы лужу.

Параша ёрзала вверх-вниз,
Пиздой мочалила «сюрприз»,
Карета прыгала по кочкам,
Корнет похрапывал под дочкой,

Мамаша гладила елду,
Ту часть, не влезшую в пизду...
И, задремав, чуть-чуть стонала,
Как будто в жопу хуй вставляла.

В свои неполных сорок пять
Могла княгиня заебать
Пиздой и жопой необъятной
Кого угодно и приятно.

Гусарский полк имел успех
В предоставлении утех,
Когда стоял у них в усадьбе –
Тогда был праздник хлеще свадьбы!
(Тот праздник был похлеще свадьбы!)

Раздев гусаров догола,
Княгиня конкурс провела –
Там было много номинаций,
Не обошлось и без сенсаций.

Размер – длина и толщина,
Объём головки и ствола,
Упругость, твёрдость и надёжность –
Обмер проделала дотошно.

По стойке «смирно» целый день
Весь полк стоял ни шага в тень –
Княгиня каждую залупу
Сама исследовала в лупу.

Отбор прошли сто сорок пять...
Второй этап – ведро поднять.
Прошла лишь сотня к пьедесталу,
Хотя, по русским меркам – мало.

Заданье третье – пенис в рот
Участник бережно берёт
И, встав во фрунт в том положеньи,
Без рук исполнить упражненье –

Подпрыгнуть, сесть и снова встать –
Здесь важно воздух не глотать.
Этап четвёртый – ближе к цели –
Проходит в княжеской постели.

Всего лишь десять удальцов
Взошли шеренгой на крыльцо.
Все гости с завистью глядели,
Как их залупы в ряд блестели.

Княгиня, радостно смеясь,
Снимает платье – рядом князь –
Помог спустить ей панталоны,
И, шлёпнув ласково по лону,

Провёл мизинцем между ног:
Ля мур, я выполнил свой долг?
Гусары ж дружно побледнели,
Когда пизду её узрели.

Жену Прохвостов не любил,
На еблю с ней не тратил сил.
Ему по нраву больше девки,
Пусть помоложе, но не целки.

Любил сбирать их в хоровод
И слушать песни про народ.
Их жопы голые и пенье
Ему дарили вдохновенье –

Хуй разбухал, в размерах рос,
А князь решал в уме вопрос:
Какой из девок дать забаву
Елдой, похожей на булаву,

С залупой больше кулака –
Ведь для такого елдака
Не в каждой жопе будет место –
Хотя, приятно, если тесно.

Сказать по правде, всем вставлял
И так все жопы раздолбал,
Что выбрать тесную – не просто,
Совсем проблема тут не в росте.

Еблась княгиня с юных лет –
В двенадцать сделала минет,
В тринадцать пажа соблазнила,
В пятнадцать – Ржевского растлила...

На протяженье многих лет
Искала счастья амулет –
Ей фаллос чудился повсюду –
Дыханье ветра, сом на блюде,

Фонарный столб, кокосы, трость,
Пучок редиски, ржавый гвоздь,
В соседней спальне сонный возглас
Будили в ней желанный образ.

Могла неделями терпеть –
Не пить, не есть, не спать, не петь –
Но коль без ебли больше суток –
Теряла полностью рассудок:

Мигрень, понос и тошнота,
Меж ног прыщи и краснота –
От недоёба все напасти,
Когда пизда пылает страстью.

В такой беде не страшен чёрт –
В пизду засунешь и ботфорт,
Простишь себе любую слабость,
Чтоб испытать быстрее сладость.

Но всё ж вернёмся на крыльцо –
Постель, гусарское кольцо,
Хозяин дома дремлет в кресле,
Во сне почёсывая чресла.

Княгиня, лёжа в неглиже
Среди шедевров Фаберже,
Рукой взмахнула – начинайте,
Друг друга в жопу наслаждайте.

Хуи гусаров пали вниз:
Вот это, бля, пошёл стриптиз...
Прости покорнейше, княгиня,
Гусара честь – для нас святыня.

Француза выебем всегда,
Но чтоб друг друга – никогда!
Пусть голубые нынче в моде,
Но мы, гусары – не уроды.

Тебя ебать готовы ночь,
А коль устанешь, то и дочь.
Княгиня ласково взглянула,
Предвидя сладостность загула.

Ну, так и быть, прощаю вас.
Никто из вас не пидорас.
Служите верно елдаками
Руси Единой... Выше знамя!

В алькове – пышный будуар
Всегда распахнут для гусар…
Плюмаж из розовых бутонов
В пизду засунула со стоном…

Гусары гаркнули: Ура...
И драли бабу до утра.
Досталось вдоволь всей семейке –
Ебли в постелях, на скамейках...

Княгиню, князя, дочерей,
Прислугу, дворню и гостей –
К утру все бляди на усадьбе
Уснули, радуясь усладе.

Воспоминаний сладкий сон
Был вдруг внезапно осквернён –
Карету резко покачнуло,
И всех гусар, как ветром, сдуло.

Кажись, приехали, пиздец.
Ну что ж, Треухов. Молодец!
Достоин быть Параше мужем,
Такой зятёк семейке нужен.

Мамаша держит зятя хуй
И дарит жаркий поцелуй:
Еби Парашеньку почаще,
Пускай в пизде ей будет слаще.

А я уж так, разок в денёк,
К вам загляну на огонёк.
В кругу семейном, пред обедом,
Все позабавимся минетом.

А если постный будет день,
Иль, например, ебаться лень,
Поедем в ближнюю деревню
Искать малину для варенья.

И там, среди кустов и трав
Таких наделаем забав –
Крестьяне со смеху усрутся,
Увидев, как князья ебутся.

Благословеньем одарив,
Маман рванула с треском лиф:
Пойду, порадую папашу –
Нашла хуину для Параши!

А князь уж выполз на порог,
Тряся мудями между ног:
Я рад за вас, мои красавы,
Треухов-младший – ёбарь славный.

Услышав шум и голоса,
Корнет с трудом продрал глаза.
Случилось это очень кстати –
Пошли на выход трюфли – мать их...

Корнет вскочил и встал во фрунт,
И, пёрднув, выдал целый фунт.
Семейство дружно засмеялось:
Каков орёл! Насрал не малость!

Параша вскрикнула: «Шарман!
Как мило начат наш роман!
Как романтично на рассвете
С любимым странствовать в карете.

И возвращаться в отчий дом,
Где каждый хуй пизде знаком,
Чтоб лечь в пуховую постелю,
Отдав для сладкой ебли тело»

Эпилог:

С улыбкой нежной на челе
Жуёт Параша член во сне –
Ночная жизнь в опочивальне
Тиха, пристойна и банальна.
Но завтра снова выезд, бал…
Ах, только б муж в село съебал…

19

Что происходит на свете? -- Да просто п....ц.
Просто пи...ц, полагаете вы? -- Полагаю.
Я ведь и сам, как умею, тому помогаю,
Всякой х....й занимаясь всегда и везде.

Что же за этим последует? -- Снова х..я.
Снова х..ня, вы уверены? -- Да, я уверен.
Я уже слышал, и слух этот мною проверен:
Много у Бога осталось х..ни для меня.

Чем же все это закончится? -- Право, на.рать.
Недолговечна моя кабала и опала,
Так что, заткнитесь, поручик, закройте е..ло
И отправляйтесь проспаться, е.и вашу мать.

20

21

а кто это?

22

ММ Горовых, ММ Николаев, МФ Сепман. Четвертого не знаю. Съемка Сергея С.

23

Горовых вроде бы уже МГ, 4-й мм Иванов


Вы здесь » У Старого Семёна » Лирика » Поэзия от Сергея С. Питер